Как отбелит кожу от пигментных пятен

Тендзин Вангьял Ринпоче

Под редакцией Марка Далби

"Карма Йеше Палдрон",
Фонд буддийских изданий и переводов

Санкт-Петербург, 1999

Tenzin Wangyal Rinpoche

THE TIBETAN YOGAS OF DREAM AND SLEEP

Edited by
Mark Dahlby

Snow Lion Publications
Ithaca, New York
1998

Если мы не умеем выполнять практику во сне, пишет Тендзин Вангьял Ринпоче, если каждую ночь впадаем в забытье, каковы же наши шансы сохранить осознавание, когда придет смерть? Взгляните на свои переживания в сновидениях — вы узнаете, каково вам будет в смерти. Взгляните на свои переживания во сне — и вы обнаружите, пробуждены ли вы по-настоящему.

В этой книге даны подробные наставления по йоге сновидений, в том числе основополагающие практики, которые выполняют в течение дня. В тибетской традиции способность видеть осознанные сны — не самоцель, а дополнительная область, которую можно освоить, выполняя действенные практики более высокого уровня, ведущие к освобождению.

За йогой сновидений следует йога сна, называемая также йогой Ясного Света. Эта еще более высокая практика сродни наиболее тайным тибетским практикам. Ее цель в том, чтобы сохранять осознавание во время глубокого сна, когда грубый оперирующий понятиями ум и чувства прекращают свою деятельность. Большинство людей на Западе даже не может себе представить, что такая глубина осознавания возможна, но в тибетских духовных традициях, буддийской и бонской, это явление хорошо известно.

Плоды этих практик — возрастание счастья и свободы, как в состоянии бодрствования, так и во время сна. "Тибетская йога сна и сновидений" дает мощные методы для продвижения по пути к освобождению.

Тендзин Вангьял Ринпоче, лама тибетской традиции Бон, в настоящее время живет в городе Шарлоттсвиль, штат Виржиния. Он является основателем и директором Института Лигминча, организации, которая занимается исследованием и практикой учений традиции Бон. Родился в Индии, в городе Амритсар, куда его родители бежали, спасаясь от китайского вторжения в Тибет. Учился у буддийских и бонских учителей и получил звание геше, высшую ученую степень в традиционной тибетской культуре. С 1991 года живет в Соединенных Штатах, проводит много учебных семинаров по всей Америке и в Европе.

В книге Тендзина Вангьяла Ринпоче, ламы древней тибетской традиции Бон, даны подробные наставления по йоге сна и сновидений. Плоды этих практик — возрастание счастья и свободы, как в состоянии бодрствования, так и во время сна. "Тибетская йога сна и сновидений" дает мощные методы для продвижения по пути к освобождению. Обращенная непосредственно к личному опыту читателя, эта книга, безусловно, является одной из глубочайших работ в данной области.

Содержание

От автора
Предисловие
Введение
Как получить учения

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ПРИРОДА СНОВИДЕНИЙ
1. Сновидение и реальность
2. Как возникают переживания
Неведение
Действия и их результаты: карма и кармические следы
Благая карма
Освобождение эмоций
Омраченность сознания
Кармические следы и сновидение
Шесть миров сансарного бытия
Почему эмоции называют отрицательными?
3 Энергетическое тело
Каналы и прана
Каналы (ца)
Прана (лунг)
Уравновешивание праны
Прана и ум
Чакры
Слепой конь, хромой ездок
4. Краткий итог: как возникают сновидения
5. Образы "материнской тантры"
Метафоры, способствующие пониманию

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ВИДЫ СНОВ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ
1. Три вида снов
Сансарные сновидения
Сны ясности
Сны Ясного Света
2. Использование сновидений
Переживания в сновидении
Руководство и руководящие указания
Прорицание
Учения в сновидениях
3. Открытие практики чод
4. Два уровня практики

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ПРАКТИКА ЙОГИ СНОВИДЕНИИ
1. Видение, действие, сновидение, смерть
2. Пребывание в покое: шинэ
Шинэ с усилием
Естественное шинэ
Окончательное шинэ
Препятствия
3. Четыре основополагающие практики
Первая практика: изменение кармических следов
Вторая практика: устранение влечения и неприязни
Третья практика: укрепление намерения
Четвертая практика: развитие памяти и радостного усилия
Постоянство
4. Подготовка к ночи
Девять очистительных дыханий
Гуру-йога
Защита
5. Главная практика
Введение осознавания в центральный канал
Увеличение ясности
Усиление присутствия
Развитие бесстрашия
Поза
Сосредоточение ума
Последовательность
6. Осознанность
Развитие гибкости
7. Препятствия
Отвлечение
Вялость
Возбуждение
Забывчивость
Четыре препятствия в описании Шардза Ринпоче
8. Управление сновидениями и уважение к ним
9. Простые практики
Бодрствующий ум
Подготовка ко сну
10. Объединение

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ: СОН
1. Сон и погружение в сон
2. Три разновидности сна
Сон неведения
Сансарный сон
Сон ясного света
3. Практика сна и практика сновидений

ЧАСТЬ ПЯТАЯ: ПРАКТИКА ЙОГИ СНА
1. Дакини Салчже Дудалма
2. Предварительная практика
3. Практика сна
Погружение в сон
4. Тигле
5. Продвижение
6. Препятствия
7. Поддерживающие практики
Учитель
Дакини
Поведение
Молитва
Растворение
Распространение и вбирание
8. Объединение
Объединение Ясного Света с тремя ядами
Объединение с циклами времени
9. Непрерывность

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ: УТОЧНЕНИЯ
1. Контекст
2. Ум и ригпа
Ум, оперирующий понятиями
Недвойственное осознавание — ригпа
3. Основа — кунжи
Сознание и материя
4. Познание
5. Распознавание ясности и пустоты
Равновесие
Различение
6. Я
7. Парадокс относительного "я"
Заключение
Приложение. Обзор практик сновидений
Четыре начальные практики
Подготовительные практики перед сном
Главные практики
Глоссарий
Библиография


От автора

Хочу поблагодарить тех, кто способствовал подготовке книги к печати и прежде всего и больше всех — Марка Далби, моего ученика и близкого друга, работать с которым мне было очень приятно. Мы провели немало часов в кафе в окрестностях Беркли, обсуждая разные вопросы. Без него эта книга не увидела бы света.

Я также благодарен Стивену Д. Гудману, коллеге и другу, благодаря ценным советам которого рукопись стала лучше, Сью Эллис Дайер и Крису Бэйкеру — за редакторскую правку первого варианта книги, Сью Дэвис и Лоре Шекерджиан, которые прочитали книгу и высказали свои замечания, и Кристине Кокс из Сноу Лайон Пабликейшнс, опытному редактору, которая, приложив к тексту свое мастерство, существенно улучшила книгу.

Фотографии, на которых изображены позы медитации и йоги сновидений (соответственно сс. 96 и 125) сделал Антонио Риестра, а моделью послужила Луз Вергара. Рисунки чакр на сс. 120 и 122 сделала Моника Р. Ортега. Я хочу также поблагодарить всех тех, кого я здесь не упомянул и кто оказывал мне разнообразную помощь.

Посвящаю эту книгу Намкаю Норбу Ринпоче, который стал в моей жизни источником вдохновения, — и в том, как я учу других, и в моей личной практике.

Предисловие

В Тибете говорят: "Чтобы пресечь все сомнения по поводу подлинности учения и передачи, нужно обратиться к линии преемственности и к истории". Поэтому я начну эту книгу с краткой истории моей жизни.

Я появился на свет вскоре после того, как мои родители бежали из Тибета, спасаясь от притеснений китайцев. Жилось им трудно, поэтому меня отдали в христианский пансион, где, как надеялись родители, обо мне позаботятся. Отец мой был буддийским ламой, а мать практиковала Бон. Прошло немного времени, и отец умер. Затем мать снова вышла замуж, на этот раз за бонского ламу. И он, и мать хотели, чтобы я жил в своем культурном окружении, и вот, когда мне исполнилось десять лет, меня отдали в главный бонский монастырь, который находился в Индии, в Доланджи, где я принял монашеский сан.

После того, как я прожил в монастыре некоторое время, Лопон (старший наставник) Санге Тендзин Ринпоче признал во мне перерождение Кюнгтула Ринпоче, знаменитого ученого и учителя, писателя и преподавателя медитации. Он был хорошо известен как искусный астролог, а в Западном Тибете и в Индии прославился как укротитель злых духов. Многие знали его как целителя, обладавшего магическими способностями. Одним из его покровителей был владыка княжества Химачал в Северной Индии. Князь и его супруга, которые не могли иметь детей, обратились к Кюнгтулу Ринпоче с просьбой вылечить их, что он и сделал. В настоящее время их сын Вирбхардур занимает пост премьер-министра штата Химачал-Прадеш.

Когда мне исполнилось тринадцать, мой коренной учитель Лопон Санге Тендзин, человек большого знания и высокой реализации, собрался передать одно из самых важных и тайных учений традиции Бон: линию Великого Совершенства (Дзогчен) устной передачи Шанг-Шунга (Шанг-Шунг ненгюд). Хотя я был еще очень юн, мой отчим навестил Лопона Ринпоче и попросил, чтобы меня допустили к занятиям, которые должны были продолжаться ежедневно в течение трех лет. Лопон любезно согласился, но велел мне, как и остальным будущим ученикам, рассказать ему сон, увиденный в ночь перед началом занятий, чтобы он смог определить нашу готовность.

Некоторые ученики не запомнили снов, и это было воспринято как знак препятствий. Лопон велел им начать очистительные практики и отложил начало занятий до тех пор, пока каждый ученик не увидит сон. Сновидения других учеников свидетельствовали о том, что им необходимо выполнить те или иные практики, чтобы подготовиться к получению учений, например, практики, которые укрепили бы их связь с бонскими охранителями.

Мне приснился автобус, который объезжал вокруг дома моего наставника, хотя на самом деле дороги там не было. Во сне кондуктором был мой Друг, а я стоял рядом с ним и вручал билет каждому, кто входил в автобус. Билеты представляли собой кусочки бумаги, на которых был написан тибетский слог А. Тогда шел второй или третий год моего пребывания в Доланджи. Мне было тринадцать лет, и я не знал, что в учении Дзогчен А является одним из важнейших символов. Наставник, по своему обыкновению, ничего не сказал про мой сон. По поводу хорошего он не особо распространялся, но я был счастлив уже потому, что мне позволили посещать занятия.

В тибетской духовной традиции учитель зачастую использует сны учеников именно таким образом, чтобы решить, может ли ученик получить то или иное учение. И хотя прошло немало времени, прежде чем я начал изучать и практиковать йогу сновидений, этот случай положил начало моему интересу к снам. На меня произвело глубокое впечатление то, как высоко ценятся сны в тибетской культуре и в религии Бон, и то, что информация, идущая от бессознательного, часто бывает важнее информации, которую может дать сознательный ум.

После занятий, продолжавшихся три года и включавших многочисленные ритриты по медитации вместе с соучениками, а также много ритритов, которые я выполнил в одиночку, я поступил в монастырскую школу диалектики. Как правило, на то, чтобы завершить программу обучения, построенную на традиционной основе, уходит от девяти до тринадцати лет. Нам преподавали обычные академические предметы: грамматику, санскрит, стихосложение, астрологию, изобразительное искусство, но мы изучали и не совсем обычные дисциплины: эпистемологию, космологию. Сутру, Тантру и Дзогчен. За время учебы в монастыре я получил много учений и передач по йоге сновидений, наиболее важные из которых опирались на тексты Шанг-Шунг ненгюд, "Материнской тантры" и книги Шардза Ринпоче.

Я учился хорошо, и, когда мне минуло девятнадцать, меня попросили учить других, что я и начал делать. Примерно в это же время я написал и опубликовал краткое жизнеописание Шенраба Мивоче, основателя религии Бон. Позже я стал директором школы диалектики и, занимая этот пост на протяжении четырех лет, уделял много сил становлению и развитию школы. В 1986 году я получил степень геше — высшую из тех, которые дает тибетское монастырское образование.

В 1989 году по приглашению Итальянской Дзогчен-общины Намкая Норбу Ринпоче я отправился на Запад. Хотя у меня не было планов давать учение, члены общины попросили меня об этом. Я стал раздавать кусочки бумаги, чтобы использовать их для сосредоточения в медитации. На каждом был написан тибетский слог А. И тут мне припомнился сон пятнадцатилетней давности, в котором я раздавал билеты точно с такой же буквой А людям, входившим в автобус. Это поразило меня до глубины души.

Я остался на Западе и в 1991 году получил стипендию Фонда Рокфеллера для проведения научной работы в Университете Риса. В 1993 году вышла моя первая книга на Западе, "Чудеса естественного ума" (The Wonders of the Natural Mind), в которой я попытался просто и ясно изложить учение Великого Совершенства (Дзогчен). В 1994 году мне присудили грант Национального Фонда гуманитарных наук, который дал мне возможность вместе с Анной Кляйн, профессором кафедры религиеведения Университета Риса, изучать логические и философские аспекты традиции Бон.

Так проявляется моя склонность к науке, но практика всегда важнее, а потому все это время я продолжаю интересоваться снами и практикой йоги сновидений. Интерес мой — не только теоретический. Я доверяю мудрости своих снов, на которые с раннего детства оказывали влияние сновидческие переживания моих учителей и матери и практика использования сновидений в традиции Бон, и последние десять лет интенсивно практикую йогу сновидений. Каждый вечер, ложась в постель, я испытываю чувство свободы. Дневные дела закончены. Иногда ночная практика бывает успешной, иногда — нет, и этого следует ожидать, пока не достигнешь очень высокого уровня. Тем не менее, почти каждый вечер я отправляюсь спать с намерением завершить дневную практику. Учения, которые вошли в эту книгу, основаны на собственном опыте практики и на трех текстах, которые я упоминал выше.

Книга "Тибетская йога сна и сновидений" выросла из устных учений, которые я на протяжении нескольких лет давал в Калифорнии и Нью-Мехико. В ней сохранился тот неформальный дух, которым были отмечены эти учения. Слова, которые при первом появлении в тексте помечены звездочками, можно найти в глоссарии в конце книги.

Для меня йога сновидений стала основной поддержкой в развитии практики. То же самое можно сказать и про очень многих тибетских учителей и йогинов. На меня, например, всегда производила большое впечатление история о Шардза Ринпоче, великом тибетском учителе: он умер в 1934 году и обрел Тело Света (джалу), знак полной реализации. У него было много опытных учеников, он написал много важных текстов и работал на благо страны, в которой жил. Трудно себе представить, как он мог так много сделать в своей внешней жизни, выполнять многочисленные обязанности и осуществлять долгосрочные проекты, которые он предпринимал на благо других, и в то же время достичь таких высот в духовной практике. Он смог все это сделать потому, что не был часть дня писателем, другую часть — учителем, а остальные несколько часов практиком. Практикой была вся его жизнь, независимо от того, занимался ли он медитацией, писал книги, учил или спал. Он пишет, что сновидческая практика играла важнейшую роль в его духовном странствии и являлась неотъемлемой частью его достижений. Так может случиться и с нами.

Введение

Треть жизни мы проводим во сне. Что бы мы ни делали, какие бы благие или неблагие поступки ни совершали, кем бы мы ни были: убийцами или святыми, монахами или гуляками, каждый день для нас заканчивается одинаково. Мы закрываем глаза и растворяемся во тьме, причем делаем это без страха, хотя все, что мы называем "собой", исчезает. Проходит краткое время, и начинают возникать образы, а с ними — наше ощущение себя. Мы снова существуем в мире сна, который кажется безграничным. Каждую ночь мы участвуем в глубочайших таинствах, перемещаясь из одного измерения опыта в другое, утрачивая ощущение себя и снова обретая его, — и воспринимаем это как должное. Утром мы просыпаемся, и для нас начинается "явь", но в каком-то смысле, мы по-прежнему спим и видим сны. Учения говорят нам, что у нас есть выбор: день и ночь оставаться в этом сонном состоянии заблуждения или пробудиться к истине.

Начиная заниматься йогой сна и сновидений, мы присоединяемся к длинной линии преемственности. Многие века мужчины и женщины выполняли те же практики, что и мы, и, сталкиваясь с теми же сомнениями и препятствиями, получали такую же пользу, какую можем получить мы. Для многих высоких лам и опытных йогинов йога сна и сновидений стала главной практикой — именно благодаря ей они обрели реализацию. Размышляя над прошлым и вспоминая людей, посвятивших жизнь учениям, — наших духовных предшественников, которые вместе с этими учениями передают нам плоды своей практики, — мы зарождаем в себе веру в эту традицию и благодарность за то, что она есть.

Некоторым тибетским учителям может показаться странным, что на Западе я даю эти практики людям, которые не выполнили необходимых предварительных практик или не достигли должного понимания. По традиции эти учения держат в тайне, как в знак уважения к ним, так и в качестве защиты: чтобы их сила не оказалась подорвана из-за неправильного понимания неподготовленных людей. Их никогда не давали всем подряд и с легкостью, но берегли для тех людей, которые готовы их получить.

Эти практики нисколько не утратили своей действенности и ценности — изменилась обстановка в мире, поэтому я и стараюсь найти новый подход. Я надеюсь, что если просто и открыто передавать то, что является действенным, это поможет лучше сохранить традицию и принести пользу большему количеству людей. Однако необходимо чтить учения — и чтобы лучше сохранять их, и чтобы обеспечить развитие собственной практики. Постарайтесь, пожалуйста, получить прямую передачу этих учений от подлинного учителя. Хорошо, если вы прочитаете об этих йогах, но лучше получить устную передачу: она создает более тесную связь с линией преемственности. Кроме того, на пути легко встретить препятствия, которые трудно преодолеть самому, тогда как опытный учитель сумеет их обнаружить и поможет устранить. Это важный момент, о котором нельзя забывать.

Наша человеческая жизнь драгоценна. Мы обладатели полноценного тела и ума, а с ними — совершенных возможностей. Мы можем встречать учителей, получать учения, перед нами жизнь, предоставляющая нам свободу выбора духовного пути. Мы знаем, что для духовного пути и для осуществления нашего желания помогать другим необходима практика. Мы также знаем, что жизнь быстро пролетает и от смерти нет спасения, и все же в повседневной суете бывает трудно практиковать столько, сколько нам хотелось бы. Может быть, мы ежедневно уделяем медитации час-другой, но при этом остаются двадцать два часа на то, чтобы отвлекаться и носиться по волнам сансары. Но всегда есть время сна — треть жизни, которую мы проводим во сне, можно использовать для практики.

Основная мысль этой книги в том, что благодаря практике можно научиться лучше осознавать каждое мгновение жизни. При этом свобода и гибкость постоянно возрастают, и мы начинаем меньше зависеть от привычных мыслей и отвлекающих факторов. У нас развивается устойчивое и четкое присутствие, которое позволяет нам более умело выбирать правильную реакцию на то, что происходит, — реакцию, благотворную для окружающих и для нашего собственного духовного роста. Постепенно развивается постоянное осознавание, которое позволяет нам сохранять полную осознанность, как во сне, так и наяву. Тогда нам удается правильно и творчески откликаться на любые события сновидения и в этом состоянии выполнять различные практики. Доведя эту способность до совершенства, мы обнаружим, что и во сне, и наяву нашей жизни сопутствуют больший покой, безмятежность, ясность и понимание. Кроме того, это подготовка к тому, чтобы после смерти достичь освобождения в промежуточном состоянии (бардо).

Учения дают нам много методов, позволяющих улучшить качество повседневной жизни. Это хорошо, потому что наша жизнь важна и достойна лучшего. Но конечная цель этих йог — привести нас к освобождению. Поэтому данную книгу лучше всего рассматривать как практическое руководство к йогам тибетской бонско-буддийской традиции, в которой сновидения используются для освобождения от призрачности повседневной жизни, а сон — для пробуждения от неведения. Чтобы воспользоваться ею именно так, необходимо установить связь со знающим учителем. Затем, чтобы придать уму устойчивость, нужно выполнять практики пребывания в состоянии покоя (шинэ), которые вы найдете в третьей части книги. Когда вы почувствуете, что готовы, приступайте к предварительным практикам и выполняйте их некоторое время, нераздельно соединяя со своей жизнью. После этого переходите к основным практикам.

Спешить некуда. Мы с безначальных времен блуждаем в иллюзиях сансары. Мало что изменится, если мы прочитаем еще одну книгу о духовном пути и тут же забудем. Если же мы пройдем путь этих практик до самого конца, это поможет пробудить нашу изначальную природу — просветление.

Если нам не удается сохранять присутствие во сне, если каждую ночь мы забываемся, каковы же тогда наши шансы сохранить осознавание, когда придет смерть? Если мы погружаемся в сновидения и взаимодействуем с образами ума так, будто они реальны, не следует ожидать, что мы сумеем освободиться после смерти. Взгляните на свои переживания в сновидениях — и вы узнаете, каково вам будет в смерти. Взгляните на свои переживания во сне — и вы обнаружите, пробуждены ли вы на самом деле.

КАК ПОЛУЧИТЬ УЧЕНИЯ

Наилучший подход к получению духовных учений в устном или письменном виде — "выслушать, обдумать, пережить", то есть умом понять сказанное, сделать вывод о том, что оно означает, и осуществить его на практике. Если подходить к освоению учений именно так, то процесс обучения будет непрерывным и неуклонным, если же остановиться на уровне рассудка, это может стать препятствием для практики.

Слушая или получая учения, хороший ученик должен походить на стену, намазанную клеем: брось на нее траву — пристанет. Плохой же ученик похож на сухую стену: что ни брось, упадет на пол. Получив учения, не стоит их терять или тратить впустую. Ученик должен хранить учения в своем уме и работать с ними. Учения, не проникнутые пониманием, — все равно что травинки, брошенные на сухую стену: они падают на пол, и о них забывают.

Прийти к выводу относительно смысла учений — все равно что включить свет в темной комнате: скрытое становится явным. Это ощущение удовлетворения, когда все встает на свои места и обрывки знаний сливаются в единое целое. Оно отличается от чисто рассудочного понимания тем, что мы действительно знаем это, а не просто слышали. Например, если нам скажут, что в комнате есть желтые и красные подушки, это пример рассудочного понимания: ведь если мы войдем в комнату в темноте, то не сможем различить цвета подушек. Постичь смысл — все равно что включить свет: мы сами видим, где желтое, а где красное. Учение — уже не просто нечто такое, что мы можем пересказывать: оно стало частью нас самих.

"Осуществить на практике" — значит превратить то, что было понято умом: получено, обдумано и осмыслено — в непосредственное переживание. Это все равно что попробовать соль на вкус. Можно говорить о соли, знать ее химический состав и т. д., но непосредственное ощущение вкуса соли возникнет у вас только тогда, когда вы ее попробуете. Это ощущение невозможно получить рассудочным путем, его невозможно передать словами. Если мы попробуем объяснить его человеку, который никогда не пробовал соль, он не сможет понять ощущение, которое испытали мы. Если же мы говорим с тем, кто уже имел это ощущение, то оба знаем, о чем идет речь. Так и с учениями. Именно так следует их осваивать: прочитать или выслушать, обдумать, прийти к выводу относительно смысла и обрести этот смысл в непосредственном переживании.

В Тибете, чтобы сделать новые кожи мягкими, их натирают маслом и кладут на солнце. Практик — все равно что новая кожа: жесткий и неподатливый, с узкими взглядами и твердыми установками; учение (Дхарма) — все равно что масло, проникающее внутрь благодаря практике, а непосредственное переживание — все равно что солнце: когда присутствуют оба фактора, практик становится мягким и податливым. Но в кожаных мешках хранят и масло. Если продержать его в таком мешке несколько лет, кожа задубеет как дерево и ее уже не размягчишь, сколько ни натирай маслом. Того, кто много лет изучает Дхарму, занимаясь лишь умствованиями и не получая практических переживаний, можно сравнить с такой задубевшей кожей. Учения могут размягчить жесткую кожу неведения и обусловленности, но если хранить их в уме, не втирая практикой и не подогревая непосредственным переживанием, человек может закоснеть в своем интеллектуальном понимании. Тогда новые учения не смягчат его, не проникнут сквозь грубую кожу и не смогут его изменить. Нужно стараться не накапливать учения только как рассудочное понимание, чтобы это рассудочное понимание не стало препятствием к Знанию. Учения — это не умные мысли, которые можно коллекционировать, а путь, по которому нужно идти.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Природа сновидений


Тендзин Вангьял Ринпоче

1 Сновидение и реальность

Все мы видим сны, независимо от того, помним мы их или нет. Мы видим сны в младенчестве и продолжаем видеть их до самой смерти. Каждую ночь мы попадаем в неведомый мир. Мы можем оказаться самим собой или кем-то совсем другим. Можем встречать людей, которые нам знакомы или незнакомы, живы или умерли. Мы летаем, видим существ, не похожих на людей, переживаем блаженство, смеемся, плачем, испытываем ужас и восторг, меняем облик. Однако обычно мы уделяем этим удивительным переживаниям мало внимания. На Западе многие из тех, кто проявляет интерес к этим учениям, подходят к сновидениям с мерками, почерпнутыми из психологии, а потому, начиная увлекаться использованием снов в духовной жизни, обычно уделяют основное внимание содержанию и смыслу сновидений и редко исследуют природу самого сновидения. Когда же это происходит, такое исследование приводит нас к загадочным процессам, которые таятся в основе всего нашего бытия, а не только жизни в сновидениях.

В практике сновидений первый шаг — совсем простой: нужно осознать те огромные возможности, которые сновидения открывают для нашего духовного пути. Обычно мы считаем сны чем-то "нереальным", в противоположность "реальной" жизни наяву. Однако нет ничего реальнее сновидения. Это утверждение имеет смысл только в том случае, если вы понимаете, что обычная явь точно так же нереальна, как и сон. Тогда можно понять, что йога сновидений распространяется на все переживания — не только на ночные сны, но и на сны наяву.

2 Как возникают переживания

НЕВЕДЕНИЕ

Все наши переживания, в том числе и сновидения, берут начало в неведении. На Западе такое утверждение может вызвать удивление, поэтому давайте сначала разберемся, что подразумевается под неведением (маригпа). В тибетской традиции проводится различие между двумя видами неведения: врожденным и обусловленным культурой. Врожденное неведение является основой сансары и отличительной чертой обычных существ. Это незнание своей истинной природы и истинной природы мира, а результат — то, что мы пребываем в плену заблуждений двойственного ума.

Двойственность порождает противоположности и дихотомию. Она расчленяет нераздельное единство переживания на то и это, верное и неверное, ты и я. На основе такого умозрительного разделения у нас возникают предпочтения, которые проявляются как влечение и неприязнь — привычные реакции, образующие большую часть того, что мы отождествляем с собой. Мы хотим это, а не то, верим в это, а не в то, уважаем это и презираем то. Мы хотим удовольствий, покоя, богатства и славы и стараемся избежать страданий, бедности, тревог и позора. Мы хотим всего этого для себя и для тех, кого любим, а до других нам нет дела. Мы хотим иных ощущений, нежели те, которые у нас есть, или хотим удержать ощущение и не допустить неизбежных перемен, которые привели бы к его утрате.

Есть и второй вид неведения, который обусловлен культурой. Он выражается в склонностях и запретах, которые укоренились в обществе и вошли в систему ценностей. Например, в Индии индуисты убеждены, что говядину есть нельзя, а свинину можно. Мусульмане убеждены, что допустимо есть говядину, а свинина для них запрещена. Тибетцы же едят и то, и другое. Кто же из них прав? Все они уверены, что правы. Разные убеждения исходят из предрассудков и поверий, которые являются частью культуры, а не из исконного знания.

Еще один пример можно увидеть в философских разногласиях. Есть множество философских систем, которые расходятся в некоторых тонкостях. Хотя эти системы призваны помочь людям обрести мудрость, они порождают неведение, поскольку их последователи цепляются за двойственное понимание реальности. Это неизбежно происходит в любой умозрительной системе, поскольку оперирующий понятиями ум есть проявление неведения.

Неведение, обусловленное культурой, развивается и сохраняется в традициях. Оно пронизывает любой обычай, любое мнение, любую систему ценностей и совокупность знаний. И отдельные люди, и общества в целом считают эти предпочтения настолько бесспорными, что принимают их за глас здравого смысла или за предначертанный свыше закон. Вырастая, мы становимся сторонниками разнообразных убеждений, политических партий, систем врачевания, религий, представлений о том, как должен быть устроен мир. Мы оканчиваем начальную школу, среднюю школу, возможно, колледж, и в каком-то смысле каждый аттестат становится наградой за развитие все более утонченного неведения. Образование укрепляет привычку смотреть на мир сквозь особую призму. Можно стать специалистом по ошибочным взглядам, достичь больших успехов в этой области и общаться с другими такими же экспертами. Так бывает и в философии, где изучают сложные интеллектуальные системы, превращая ум в отточенный инструмент познания. Но, пока мы не преодолеем врожденное неведение, все, что мы приобретаем, — это усвоенные предрассудки, а не исконное знание.

У нас развивается привязанность к самым ничтожным вещам: к определенному сорту мыла или к определенной прическе. Если взять более крупный масштаб, то мы создаем системы религии, политики, философии, психологии и науки. Но никто не рождается с убеждением, что нельзя есть говядину или свинину или что одна философская система права, а другая заблуждается, или что одна религия истинная, а другая ложная. Все эти представления необходимо приобрести. Приверженность определенным ценностям — результат неведения, обусловленного культурой, но склонность усваивать ограниченные взгляды берет начало в двойственности, проявлении врожденного неведения.

В этом нет ничего плохого. Так уж повелось. Наши привязанности могут привести к войне, но они проявляются и как передовые технологии и разные умения, которые приносят миру большую пользу. Пока мы не достигнем просветления, наш удел — двойственность, и это нормально. Тибетцы говорят: "Пока живешь в теле осла, наслаждайся вкусом травы". Иными словами, нужно ценить эту жизнь и наслаждаться ею, потому что она исполнена смысла и драгоценна сама по себе, а также потому, что это наша жизнь.

Если мы не будем осмотрительны, то может случиться так, что учения станут лишь средством укрепления нашего неведения. Можно говорить, что стремиться получить ученую степень или ограничивать себя диетой — вредно, но суть вовсе не в этом. С таким же успехом можно говорить, что неведение — это плохо или что обычная жизнь — всего-навсего сансарное заблуждение. На самом деле неведение — это просто омраченность сознания. Привязанность или отвращение к нему — все та же старая игра в двойственность, разыгрываемая в мире неведения. Можно убедиться, насколько глубоко она пронизывает все. Даже учения вынуждены иметь дело с двойственностью, например, поощрять стремление к добродетели и неприятие порока, парадоксально используя присущую неведению двойственность для преодоления того же неведения. Какое тонкое понимание необходимо развить и как легко можно сбиться с пути! Вот зачем необходима практика: чтобы иметь непосредственное переживание, а не изобретать очередную умозрительную систему, чтобы потом ее развивать и отстаивать. Когда смотришь на вещи с более высокой точки, различия между ними стираются. С точки зрения недвойственного знания, таких понятий, как важное и неважное, не существует.

ДЕЙСТВИЯ И ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ: КАРМА И КАРМИЧЕСКИЕ СЛЕДЫ

Нас обусловливает культурное окружение, в котором мы живем, но семена этой обусловленности мы носим с собой повсюду. В действительности, все, что нам мешает, находится в нашем же уме. Мы виним в своих бедах внешний мир, сложившуюся ситуацию и полагаем, что, имей мы возможность изменить обстоятельства, нам улыбнулось бы счастье. Но ситуация, в которой мы оказались, — лишь вторичная причина нашего несчастья. Первичная же причина — это врожденное неведение и проистекающее от него желание, чтобы все было не таким, как оно есть.

Скажем, мы решаем спастись от стрессов большого города и переезжаем на берег океана или в горы. Или меняем отрезанность от мира и трудности сельской жизни на городскую суету. Такая перемена может быть хороша, потому что меняются вторичные причины и можно обрести удовлетворенность. Но совсем ненадолго. Корень неудовлетворенности перебирается в новый дом вместе с нами, а из него вырастает новое недовольство. И скоро мы снова попадаем в пучину надежды и страха.

Или мы можем думать, что, будь у нас больше денег, лучший партнер, лучшее тело, образование или работа, мы могли бы стать счастливыми. Но мы знаем, что это не так. Богатые не застрахованы от бед, новый партнер нас так или иначе разочарует, тело состарится, новая работа надоест и т. д. Пока мы думаем, что можно найти причину несчастья во внешнем мире, нам удастся лишь на время удовлетворять свои желания. Если этого не понимать, ветры желаний будут гонять нас туда-сюда и мы нигде не найдем покоя и удовлетворения. Направляемые кармой, мы постоянно сеем зерна грядущей кармической жатвы. Такое поведение не только отвлекает нас от духовного пути, но и не позволяет обрести удовлетворение и счастье в повседневной жизни.

До тех пор, пока мы отождествляем себя с влечением и неприязнью пребывающего в движении ума, мы порождаем отрицательные эмоции, которые возникают из-за разрыва между желаемым и действительным. Поступки, совершаемые под влиянием этих эмоций, — а к ним относятся почти все поступки, которые мы совершаем в повседневной жизни, — оставляют кармические следы.

Карма значит "действие". Кармические следы — это результаты действий, которые хранятся в сознании и оказывают влияние на наше будущее. Можно отчасти понять кармические следы, если подойти к ним с позиции того, что на Западе называют тенденциями, присутствующими в бессознательном. Это наклонности, шаблоны внешнего и внутреннего поведения, укоренившиеся реакции, привычные умопостроения. Они диктуют наши эмоциональные отклики на ситуации и определяют интеллектуальное понимание, а также присущие нам эмоциональные привычки и умственные клише. Они создают и обусловливают все отклики, которые возникают у нас в ответ на любое переживание.

Вот пример кармических следов на грубом уровне, хотя та же самая динамика действует даже на самых тонких и скрытых уровнях переживаний. Человек вырос в доме, где постоянно ссорятся. Проходит тридцать или сорок лет с тех пор, как он покинул дом, и вот однажды, проходя по улице, он слышит, как люди бранятся. Этой же ночью ему снится сон, в котором он ссорится с женой. Проснувшись утром, он расстроен и замкнут. Жена замечает это и реагирует на его настроение, что раздражает его еще больше.

Последовательность этих переживаний дает нам некоторое представление о кармических следах. В детстве этот человек реагировал на домашние ссоры страхом, злостью и обидой. Он ощущал отвращение к ссорам, что было вполне нормальной реакцией, и это отвращение оставило след в его сознании. По прошествии десятилетий он проходит по улице и слышит перебранку — это вторичная причина, которая стимулировала старый кармический след, который ночью проявился в сновидении.

Во сне человек реагирует на раздражение жены чувством злости и обиды. Этот отклик определяется кармическими следами, которые скопились в его сознании в детстве и, вероятно, с тех пор многократно усиливались. Когда во сне жена, которая целиком и полностью является проекцией ума спящего, раздражает его, он реагирует неприязненно, как и в ту пору, когда был ребенком. Неприязнь, которую он ощущает во сне, — это новое действие, создающее новое семя. Проснувшись, он не может отделаться от отрицательных эмоций, которые являются плодом прежней кармы, и ведет себя с женой отчужденно и замкнуто. Его жена еще больше усугубляет ситуацию, реагируя на основе собственных кармически предопределенных привычных склонностей: ведет себя резко, отчужденно, виновато или подобострастно, — и человек снова реагирует не лучшим образом, сея еще одно кармическое семя.

Любая реакция на любую ситуацию — внешнюю или внутреннюю, наяву или во сне, — которая коренится во влечении или неприязни, оставляет в сознании след. Поскольку реакции диктует карма, эти реакции пожинают следующие кармические семена, которые диктуют дальнейшие реакции и т. д. Так карма умножает сама себя. Это и есть колесо сансары, бесконечный круговорот действий и реакций.

Хотя этот пример акцентирует психологический уровень кармы, карма определяет все измерения бытия. В жизни человека она обусловливает эмоциональные и психические явления, а также восприятие и толкование бытия, функции организма и причинно-следственную динамику внешнего мира. Любая разновидность переживания, важного или незначительного, управляется кармой.

Остающиеся в сознании кармические следы подобны семенам. И, чтобы проявиться, им, как и семенам, нужны соответствующие условия. Как семенам, чтобы прорасти и дать побеги, необходимо определенное сочетание влаги, света, питательных веществ и тепла, так и кармические следы проявляются тогда, когда складывается подходящая ситуация. Те составляющие ситуации, которые способствуют проявлению кармы, называют вторичными причинами и условиями.

Полезно думать о карме как о причинно-следственном процессе, потому что это помогает осознать: выбор, который мы делаем в ответ на любую ситуацию, внешнюю или внутреннюю, имеет свои последствия. Если мы по-настоящему поймем, что каждый кармический след есть семя грядущего кармически предопределенного действия, то сможем использовать это понимание, чтобы стараться не создавать дурных причин и, напротив, создавать условия, которые будут влиять на нашу жизнь благотворно. Или же, обладая нужным умением, можно предоставлять эмоциям самоосвобождаться по мере возникновения — в таком случае новая карма не рождается. Если мы реагируем на ситуацию дурными эмоциями, оставшийся в сознании след в конце концов созреет и окажет дурное влияние на другую жизненную ситуацию. Например, если кто-то на нас зол и мы отвечаем гневом, то оставляем след, который увеличивает вероятность следующего проявления гнева, а также вероятность встречи с вторичными ситуациями, которые будут способствовать проявлению привычного гнева. В этом легко убедиться, если мы часто злимся сами или знаем человека, с которым это происходит. Злые люди постоянно попадают в ситуации, которые, казалось бы, играют на руку их злости, тогда как с добрыми людьми это случается реже. Внешние ситуации могут быть похожи, тогда как разные кармические склонности создают разные субъективные миры.

Если эмоция проявляется бурно, это может повлечь тяжкие результаты и сильную реакцию. Гнев может вылиться в драку или какое-то разрушительное действие, которое причинит людям физический или эмоциональный ущерб. И это справедливо не только в случае гнева. Проявление страха тоже может вызвать у человека, который его переживает, сильнейший стресс, может отдалить его от людей и т. д. Нетрудно убедиться, что это ведет к возникновению отрицательных следов, которые неблаготворно скажутся в будущем.

Если мы подавляем эмоцию, отрицательный след все равно возникает. Подавление — это проявление неприязни. Оно происходит, если мы внутренне напрягаемся, прячем что-то за дверь и запираем ее на замок, изгоняем часть своего переживания в темноту, где оно выжидает, питая скрытую вражду, пока подходящая вторичная причина не призовет его к действию. Это может проявиться очень по-разному. Например, если мы подавляем ревность к кому-то, она может проявиться в виде эмоционального взрыва или выплеснуться резким суждением о людях, к которым мы втайне ревнуем, даже если сами не признаемся себе в этой ревности. Такое суждение — тоже действие, основанное на неприязни, которое порождает семена дурной кармы.

БЛАГАЯ КАРМА

Вместо того, чтобы поддаться одной из таких дурных реакций — уступать в своем поведении кармической склонности или подавлять ее — можно на миг остановиться, посовещаться с собой и предпочесть использовать противоядие от данной отрицательной эмоции. Если кто-то на нас зол и в нас тоже закипает гнев, противоядием станет сострадание. Поначалу его использование может показаться вымученным и неискренним, но если мы осознаем, что человек, который нас раздражает, является игрушкой собственных обстоятельств, а потом поймем, что он страдает сужением сознания, поскольку попал в ловушку собственной дурной кармы, то ощутим сострадание и сможем начать избавляться от своих дурных реакций. Делая это, мы начинаем изменять свое будущее в положительную сторону.

Этот новый отклик, все еще основанный на желании, — в данном случае, на желании добра, покоя или духовного роста — создает благой кармический след: мы посеяли зерно сострадания. Когда мы столкнемся с гневом в следующий раз, есть немного больше вероятности, что мы отреагируем на него состраданием, и такой отклик гораздо приятнее и просторнее, чем узость защищающего себя гнева. Так практика добра все больше приучает нас по-иному реагировать на мир, и мы обнаружим, что стали, к примеру, встречать все меньше гнева, как внешнего, так и внутреннего. Если мы продолжим эту практику, сострадание будет в конце концов возникать самопроизвольно и без всяких усилий с нашей стороны. Используя понимание закона кармы, мы сможем приучить свое сознание использовать все переживания, даже самые личные и мимолетные грезы, для укрепления своей духовной практики.

ОСВОБОЖДЕНИЕ ЭМОЦИЙ

Лучший отклик на отрицательные эмоции — предоставить им самоосвободиться, пребывая в недвойственном осознавании, свободном от влечения и неприязни. Если мы умеем это делать, эмоция минует, как летящая в небе птица: от нее не остается никакого следа. Эмоция возникает, а потом самопроизвольно растворяется в пустоте.

В этом случае кармическое семя проявляется в виде эмоции или мысли, или телесного ощущения, или побуждения к конкретному поведению, но, поскольку мы не отвечаем влечением или неприязнью, семя грядущей кармы не создается. Каждый раз, когда мы позволяем, скажем, зависти, возникнуть и раствориться в осознавании, не попадаясь в ловушку этого чувства и не стараясь его подавить, наша кармическая склонность к зависти ослабевает. Нет нового действия, которое могло бы ее укрепить. Освобождая эмоции таким образом, мы подрубаем корень кармы. Это все равно что сжечь кармические семена раньше, чем им удалось вырасти в беды.

Вы можете спросить: почему лучше освобождать эмоции, чем создавать благую карму? Дело в том, что действие всех кармических следов направлено на то, чтобы ограничить нас, свести к определенной личности, тогда как цель пути — полное освобождение от любой обусловленности. Это не значит, что, как только человек освободится, все благие качества, такие как сострадание, перестают существовать. Они остаются. Но, больше не повинуясь кармическим склонностям, мы можем ясно видеть ситуацию и реагировать на нее спонтанно и правильно, а не бросаться из одной крайности в другую. Относительное сострадание, проистекающее от положительных кармических склонностей, — вещь очень хорошая, но еще лучше абсолютное сострадание, которое у человека, освободившегося от кармической зависимости, возникает без усилий и изъянов. Оно шире, просторнее, действеннее и к тому же свободно от заблуждений двойственности.

Хотя предоставить эмоциям возможность самоосвободиться — наилучший отклик, его трудно осуществить, пока наша практика не станет совершенной и устойчивой. Но, какой бы она ни была сейчас, каждый из нас волен остановиться на миг, когда возникнет эмоция, свериться с собой и выбрать действие, которое было бы максимально уместным. Все мы можем научиться притуплять силу импульса, кармической привычки. Можно использовать процесс рассуждения, напоминая себе, что эмоция, которую мы ощущаем, — лишь плод предшествующих кармических следов. Тогда нам удастся уже не так прочно отождествлять себя с эмоцией или точкой зрения и избавиться от своей оборонительной позиции. По мере того, как узел эмоций ослабевает, наша личность становится менее напряженной и более просторной. Мы можем выбирать более удачный отклик, зароняя семена благой кармы. Опять же, важно делать это, не подавляя эмоций. Зарождая сострадание, следует расслабиться, вместо того чтобы жестко подавлять в себе гнев, пытаясь создавать благие мысли.

Цель духовного пути — не только принести благо в далеком будущем или в следующей жизни. Упражняясь в том, чтобы реагировать на ситуации более осознанно, мы изменяем кармические следы и развиваем качества, обеспечивающие благие перемены в жизни, которую мы ведем сейчас. Все яснее убеждаясь, что каждое переживание, каким бы личным и незначительным оно ни было, имеет следствие, мы можем использовать это понимание для того, чтобы изменить свою жизнь и свои сны.

ОМРАЧЕННОСТЬ СОЗНАНИЯ

Кармические следы остаются с нами как психические остатки действий, совершенных с влечением или неприязнью. Это омрачения сознания, хранящиеся в сознании-основе человека, которое по-тибетски называется кунжи намше. Хотя о нем говорят как о вместилище, на самом деле кунжи намше равнозначно омраченности сознания: если нет омрачений сознания, нет и кунжи намше. Это не предмет и не место — это динамика, лежащая в основе формирования двойственного переживания. Оно так же невещественно, как собрание привычек, и так же сильно, как привычки, которые позволяют языку иметь смысл, образам превращаться в предметы, а жизни — казаться чем-то значимым, что мы можем направлять и понимать.

Говоря о кунжи намше, часто используют метафору хранилища или сокровищницы, которую невозможно разрушить. Можно представить, что в кунжи намше хранится собрание шаблонов или схем. Это грамматика переживания, на которую оказывает большее или меньшее влияние каждое действие, которое мы выполняем на внешнем или внутреннем уровне, физически или мысленно. Пока в сознании человека существуют привычные склонности, существует и кунжи намше. Когда человек умирает и тело распадается, с кунжи намше этого не происходит. Кармические следы сохраняются в сознании до тех пор, пока не очистятся. Когда же они полностью очистятся, кунжи намше перестает существовать, а человек становится буддой.

КАРМИЧЕСКИЕ СЛЕДЫ И СНОВИДЕНИЕ

В сансаре все переживания определяются кармическими следами. Настроения, мысли, чувства, мысленные образы, впечатления, инстинктивные реакции, подсказки "здравого смысла" и даже наше самоощущение — всем этим управляет деятельность кармы. Например, вы проснулись в угнетенном настроении. Вы завтракаете, все, казалось бы, в порядке, и все же вы ощущаете необъяснимую подавленность. Это можно объяснить созреванием кармы. Причины и условия сошлись таким образом, что проявилась депрессия. Может существовать сотня причин для того, чтобы такой упадок духа случился именно в это утро, и проявиться он может множеством разных способов. Он может проявиться и ночью — как сновидение.

В сновидении кармические следы проявляются в сознании, не скованном рассудком, который зачастую заставляет нас отмахиваться от чувства или мысленного образа, сочтя его несущественным. Этот процесс можно объяснить так: днем сознание озаряет чувства и мы воспринимаем мир, сплетая отдельные чувственные и психические впечатления в осмысленное целое своей жизни. Ночью сознание покидает чувства и покоится в своей основе. Сумей мы благодаря практике достичь устойчивого состояния присутствия, сопровождаемого переживанием пустой, светоносной природы ума, мы бы осознавали эту чистую и ясную осознанность и пребывали в ней. Но для большинства из нас сознание озаряет лишь омрачения, кармические следы, и они проявляются как сновидение.

Кармические следы похожи на фотоснимки, которые мы делаем с каждого своего переживания. Любую реакцию влечения или неприязни, направленную на любое переживание — воспоминание, чувство, впечатление или мысль, — можно сравнить со съемкой. В темноте сна мы проявляем пленку. Какие именно образы проявятся конкретной ночью, зависит от вторичных условий, которые нам недавно встретились. Некоторые образы или следы глубоко въедаются в нас благодаря сильной реакции, тогда как другие, являющиеся результатом поверхностных впечатлений, оставляют лишь слабый отпечаток. Наше сознание как луч проектора озаряет следы, которые были затронуты, и они проявляются в виде образов и переживаний сновидения. Мы соединяем их, как кадры кинопленки, — именно так работает наша психика, чтобы получить нечто осмысленное, — и результатом становится сюжет, созданный из обусловленных склонностей и привычных лиц: сновидение.

Тот же самый процесс постоянно происходит и наяву, создавая то, что мы обычно считаем "собственным опытом". Его движущие силы легче понять во сне, потому что там их можно наблюдать свободными от ограничений материального мира и рассудочного сознания. Хотя днем мы продолжаем участвовать все в том же процессе создания сновидений, мы проецируем внутреннюю деятельность ума на внешний мир и считаем свои ощущения "реальными" и внешними по отношению к собственному уму.

В йоге сновидений такое понимание кармы используется для того, чтобы заставить ум по-иному реагировать на переживания, создавая новые кармические следы, из которых возникают сновидения, больше способствующие духовной практике. Дело здесь не в принуждении, не в сознании, которое, действуя с позиции силы, подавляет бессознательное. Йога сновидений опирается на все возрастающую осознанность и интуицию, которые позволяют нам делать правильный выбор. Понимание динамической структуры опыта и последствий поступков ведет к осознанию того, что каждое переживание, каким бы оно ни было, предоставляет благоприятную возможность для духовной практики.

Практика сновидений также дает нам метод, позволяющий в снах сжигать семена грядущей кармы. Сохраняя присутствие в сновидениях, мы предоставляем кармическим семенам самоосвобождаться по мере возникновения, так что впредь они больше не будут проявляться в нашей жизни как неблагоприятные состояния. Как и в жизни наяву, это может происходить только в том случае, если мы умеем пребывать в недвойственной осознанности ригпа, Ясного Света ума. Если для нас это недоступно, мы можем хотя бы развивать склонности для того, чтобы даже в сновидениях выбирать благое с духовной точки зрения поведение, пока не сумеем полностью преодолеть предпочтения и двойственность.

В конце концов, когда мы настолько очистим омрачения, что их не останется совсем, не будет больше пленки — скрытых кармических влияний, которые придают цвет и форму свету нашего сознания. Поскольку кармические следы — это корни сновидений, после того, как они полностью исчерпаны, остается только чистый свет осознанности: нет ни фильма, ни сюжета, ни сновидения, ни того, кто его видит, — только сияющая изначальная природа, которая и является абсолютной реальностью. Вот почему просветление кладет конец сновидениям и его называют пробуждением.

ШЕСТЬ МИРОВ САНСАРНОГО БЫТИЯ

Согласно учениям, существуют шесть миров бытия (лок), в которых обитают все пребывающие в заблуждении существа. Это миры богов, полубогов, людей, животных, голодных духов и обитателей ада. В сущности, эти шесть миров есть шесть измерений сознания, шесть измерений возможных переживаний. В каждом из нас они проявляются как шесть отрицательных эмоций: гнев, алчность, неведение, ревность, гордость и блаженная рассеянность (блаженная рассеянность — это эмоциональное состояние, в котором пять остальных эмоций присутствуют в равной мере, пребывая в гармоничном равновесии). Разумеется, эти шесть миров — не только разновидности эмоционального переживания, но и подлинные миры, в которых существа рождаются, как мы родились в мире людей, а лев — в мире животных.

Каждый мир можно рассматривать как спектр переживаний. Так, например, диапазон мира ада охватывает как внутренние эмоциональный переживания гнева и ненависти, так и поведение, коренящееся в гневе, — раздоры и войны, — и учреждения, предрассудки и предубеждения, основанные на гневе, — армии, расовая ненависть и нетерпимость, — и подлинный мир, в котором живут существа. Все измерение переживания в целом, от человеческих эмоций до подлинного мира, называется "ад".

Эти миры, как и сны, есть проявления кармических следов, но, когда речь идет о мирах, кармические следы бывают коллективными, а не индивидуальными. Поскольку карма здесь — коллективная, существа каждого измерения обитают в одном и том же мире и имеют одинаковые переживания, как мы с вами имеем одинаковые переживания с другими людьми. Благодаря коллективной карме создаются тела, чувства и умственные способности, которые позволяют существам делить общие возможности и разновидности переживаний, делая другие виды переживаний недоступными. Например, все собаки могут слышать звуки, недоступные человеку, а люди понимают речь, что недоступно собаке.

Хотя эти миры выглядят так же отчетливо и конкретно, как видится нам наш мир, на самом деле они призрачны и невещественны. Они пронизывают друг друга, и мы связаны с каждым из них. Мы несем в себе семена перерождения в других мирах, и, испытывая различные эмоции, приобщаемся к качествам и страданиям, преобладающим в других мирах. Например, когда нас охватывает себялюбивая гордость или злая зависть, мы испытываем переживание, характерное для мира полубогов.

В натуре некоторых людей преобладает качество какого-то одного измерения: животных, голодных духов, богов или полубогов. Оно является основной чертой характера, и его можно узнать по тому, как эти люди разговаривают, ходят, общаются. Среди наших знакомых могут быть люди, которые кажутся вечными пленниками мира голодных духов: им всегда мало, они всегда жаждут большего — от друзей, от окружающих, от жизни, — но никогда не насыщаются. Или, быть может, нам знаком человек, похожий на обитателя ада: злой, вспыльчивый, неистовый, мятежный. Но чаще людям свойственно сочетать в характере черты всех измерений сразу.

Когда эти измерения сознания проявляются в эмоциях, становится очевидно, насколько они универсальны. Например, ревность известна любой культуре. Внешне ревность может выражаться по-разному, поскольку проявление эмоций — это средство общения, язык жестов, определяемый как биологией, так и культурой, а культура тяготеет к переменным величинам. Но чувство ревности везде одинаково. В бонском и буддийском учениях эту универсальность объясняют и соотносят с реальностью шести миров.

Не следует думать, что список эмоций исчерпывается шестью отрицательными эмоциями. Бесполезно обсуждать, к какому миру можно отнести печаль и страх. Страх может присутствовать в любом из миров, равно как и печаль или гнев, ревность или любовь. Хотя отрицательные эмоции — это эмоциональные переживания, которые мы испытываем, а также эмоциональные переживания, характерные для того или иного мира, они еще и ключевые слова, выражающие все измерение переживания, весь спектр, от личного эмоционального переживания до подлинных миров. И каждое из этих измерений охватывает широкие возможности переживаний, в том числе разнообразных эмоциональных переживаний.

Эти шесть качеств сознания называют путями, потому что они куда-то ведут: они приводят нас туда, где мы родимся снова, а также в разные миры переживаний этой жизни. Если существо отождествляет себя с одной из отрицательных эмоций или одержимо ею, это влечет за собой конкретные результаты. Именно так обычно действует карма. Например, чтобы родиться человеком, необходимо в прошлой жизни строго соблюдать правила нравственности. Даже в массовой культуре по этому поводу есть мнение, что "настоящий человек" — тот, кто созрел для любви к ближним и заботе о них.

Если нашей жизни свойственны такие отрицательные эмоции, как ненависть или злоба, мы получим иной результат: рождение в аду. Это может произойти и в буквальном смысле — то есть существо родится в измерении ада, — и в психологическом. Связь с измерением ненависти порождает переживания, которые мы даже в этой жизни называем адскими.

Разумеется, это не значит, что все люди стараются избегать таких переживаний. Карма может так настойчиво вести человека в измерение того или иного переживания, что отрицательная эмоция становится привлекательной. Если воспринимать ненависть, убийства и войну как "потеху", можно ощутить вкус ко всему этому. Мы говорим "война — это ад", тем не менее, многих война притягивает.

Кроме того, наша предрасположенность к тому или иному измерению может определяться культурой. Например, если в нашем обществе беспощадный воин считается героем, подобная романтика может нас увлечь. Это пример неведения, обусловленного культурой, о котором упоминалось выше.

Хотя западному человеку может показаться, что шесть миров принадлежат к области фантастики, их проявления можно заметить в наших переживаниях, снах и яви, а также в жизни окружающих нас людей. Скажем, порой мы ощущаем растерянность. Нам удается справляться с заведенным распорядком жизни, но смысл ее от нас ускользает. Смысл исчез не потому, что мы освободились, а потому, что нам недостает понимания. Нам снится, что мы попали в грязь, в темное помещение или на улицу, где нет указателей. Мы оказываемся в комнате, из которой нет выхода, или не уверены, в каком направлении нужно идти. Такие сны могут быть проявлениями неведения, мира животных (оно отличается от врожденного неведения и представляет собой тупость, недостаток ума).

Предаваясь блаженной рассеянности, переживая призрачные периоды неги и счастья, мы ощущаем проблески мира богов. Но такое время неизбежно заканчивается. А пока оно длится, наше осознавание всегда бывает сужено. Мы вынуждены скользить по поверхности, избегая слишком глубоко проникать в то, что происходит вокруг, избегая осознавать окружающее нас страдание. Хорошо наслаждаться счастливыми временами, но если мы не практикуем, если не продолжаем освобождаться от ошибочной и ограничивающей нас привычки отождествлять себя с тем, чем мы не являемся, то в конце концов минуем период счастья и попадем в гораздо более трудное положение, к которому окажемся не готовы и где, скорее всего, станем добычей страдания. Так, вернувшись домой после вечеринки или очень приятного дня, мы зачастую испытываем эмоциональный спад или подавленность. Или, бывает, выйдя на работу после удачного уик-энда, мы ощущаем разочарование.

У всех у нас бывают периоды, когда мы переживаем состояния различных миров: отдыхая или прогуливаясь с друзьями — счастье богов; видя то, что нам хотелось бы заполучить, — приступ алчности; а иногда — страдания уязвленной гордости, муки ревности, адские терзания злобы и ненависти, тупость и растерянность неведения. Мы часто и без труда перемещаемся между переживаниями, свойственными различным мирам. Всем нам знакомы ощущения счастья, сопутствующие миру богов: солнце сияет, люди кажутся красивыми, мы нравимся себе. Потом мы узнаем плохую новость или друг говорит нам что-то обидное. И вдруг сам мир становится другим. Смех кажется пустым, небо — холодным и безразличным, окружающие уже не выглядят привлекательными, и мы перестаем себе нравиться. Мы перешли в другое измерение переживания, и мир изменился вместе с нами. Так и существа других миров постоянно связаны со всеми мирам: и кот, и полубог могут проявлять гнев, ревность, эмоциональный голод и т. д.

Пребывая в сновидениях, мы тоже испытываем переживания шести миров. Шесть отрицательных эмоций не только определяют характер переживаний наяву, но и порождают настроение и содержание сновидений. Сны могут быть бесконечно разными, но все кармические сны связаны с одним из шести измерений или с несколькими.

Приведу краткое описание каждого из шести миров. Традиционно они выглядят как описания мест и существ, которые их населяют. Например, существует восемнадцать адов: девять горячих и девять холодных. Все детали традиционных описаний имеют свой смысл, но мы сосредоточимся на том, какие переживания соответствуют каждому миру здесь, в этой жизни. Связь с каждым измерением переживания происходит на уровне энергии и осуществляется через энергетические центры (чакры) тела. Их местоположения даны ниже. Чакры играют важную роль во многих практиках, в частности, в йоге сновидений.


Мир ада

Коренная эмоция мира ада — гнев. Когда проявляются кармические следы гнева, они могут выражаться по-разному. Это может быть неприязнь, напряженность, отвращение, осуждение, ссора, насилие. Гнев — причина многих разрушительных войн, из-за него каждый день умирает множество людей. Тем не менее, гнев никогда не решает проблем. Когда нас одолевает гнев, мы теряем самоконтроль и самосознание. Когда мы одержимы или ослеплены ненавистью, насилием и злобой, то пребываем в мире ада.

Энергетические центры гнева находятся на подошвах. Противоядие гневу — чистая, ничем не обусловленная любовь, которая возникает от ничем не обусловленного "я".

Традиционно считают, что ады делятся на девять горячих и девять холодных. Их обитатели испытывают безмерные страдания: они умирают от мук и сразу же возвращаются к жизни. И все это повторяется снова и снова.

Мир

Основная эмоция

Чакра

Богов (дэв)

Блаженная рассеянность

Головная

Полубогов (асур)

Зависть

Горловая

Людей

Ревность

Сердечная

Животных

Неведение

Пупочная

Голодных духов (прет)

Алчность

Половых органов

Ада

Ненависть

На подошвах


Мир голодных духов

Коренная эмоция мира голодных духов (прет) — алчность. Алчность возникает как чувство неумеренного голода, который невозможно насытить. Пытаться утолить алчность — все равно что пить соленую воду, когда мучает жажда. Одержимые алчностью, мы ищем удовлетворение вовне, а не внутри, но никогда не можем заполнить пустоту, от которой стремимся избавиться. Истинная суть жажды, которая нас терзает, — жажда постичь свою истинную природу.

Алчность связана с плотским желанием: ее энергетический центр — чакра, расположенная позади половых органов. Щедрость, умение от души отдавать то, что необходимо другим, развязывает тугой узел алчности.

Традиция изображает прет как существ с огромным, вечно пустым брюхом, крошечным ртом и очень тонким горлом. Одни обитают в иссохшей местности, где сотни лет никто даже не слышал о воде, другие могут находить пищу и питье, но стоит крошечному рту проглотить хоть каплю, как пища воспламеняется в желудке, причиняя жесточайшую боль. Прет терзают разные муки, и все они — следствие скупости и препятствования щедрости других.


Мир животных

Корень мира животных — неведение. Оно переживается как чувство растерянности, тупости, неуверенности или непонимания. Многие люди ощущают мрак и печаль, источник которых — подобное неведение; они испытывают какую-то потребность, но даже не знают, чего хотят или что делать, чтобы получить удовлетворение. На Западе человека часто считают счастливым, если он постоянно занят делами, но даже самый деловой человек может оставаться во власти неведения, если он не знает своей истинной природы.

Чакра, связанная с неведением, находится на уровне пупка. Противоядие от неведения — знание, которое мы обретаем, обращаясь внутрь и постигая свое истинное "я".

Обитатели мира животных окутаны тьмой неведения. Звери живут в страхе, потому что им постоянно угрожают их собратья и люди. Даже крупных зверей мучают насекомые, которые прогрызают ходы под кожей и питаются их плотью. Домашних животных доят, кастрируют, навьючивают, продевают им в ноздри железные кольца, ездят на них верхом и держат в неволе. Животным знакомы чувства страдания и удовольствия, но ими владеет неведение, мешающее увидеть за обстоятельствами истинную природу.


Мир людей

Коренная эмоция мира людей — ревность. Когда нами владеет ревность, мы хотим удержать и не отдать никому то, что имеем: идею, вещь, связь. Мы видим источник счастья в чем-то внешнем, и от этого все больше возрастает наша привязанность к объекту желания.

Ревность соотносится с сердечным центром. Противоядие от ревности — полная открытость сердца, возникающая после того, как мы обратимся к своей истинной природе.

Увидеть страдания своего собственного мира нетрудно. Наш удел — рождение, болезни и смерть. Из-за постоянных перемен нас преследуют утраты. Заполучив предмет своих желаний, мы стараемся его удержать, но в конце концов непременно теряем. Вместо того чтобы радоваться счастью других, мы часто становимся добычей зависти и ревности. Несмотря на то, что рождение в мире людей считается величайшей удачей, поскольку у нас есть шанс слушать и практиковать учения, только мизерной части человеческого рода удается найти эту великую возможность и воспользоваться ею.


Мир полубогов

Главная беда мира полубогов (асур) — гордость. Гордость — это чувство, связанное с достижением, а зачастую также с территорией. Одна из причин войн — именно гордость людей и народов, которые убеждены, что могут решить проблемы других. Скрытая разновидность гордости проявляется и в тех случаях, когда мы считаем, что в чем то — это может быть способность или черта характера — уступаем другим. Такое вывернутое наизнанку себялюбие отдаляет нас от окружающих.

Гордость соотносится с горловой чакрой. Она часто проявляется в злобных выходках, а противоядие от нее — полный покой и смирение, которые возникают, когда мы пребываем в своей истинной природе.

Асуры наслаждаются счастьем и богатством, но склонны к гневу и зависти. Они постоянно сражаются между собой, но самые большие страдания обрушиваются на них, когда они объявляют воину богам, чье богатство еще больше. Боги сильнее асур, и убить их очень трудно. В войнах они всегда побеждают, тогда как асурам остается страдать от мук уязвленной гордости и зависти. В итоге они чувствуют себя ущемленными, и это заставляет их снова и снова затевать тщетные войны.


Мир богов

Корень мира богов — блаженная рассеянность. В этом измерении пять отрицательных эмоций присутствуют в равной мере — они уравновешены, как пять гармоничных голосов в хоре. Боги погружены в дурман ленивой неги и себялюбивого блаженства. Их жизнь, которая длится целую кальпу, полна изобилия и безмятежна. Все их нужды удовлетворены, а желания исполнены. Как и некоторые люди и целые страны, боги поглощены наслаждениями и погоней за наслаждениями. Их переживания не опираются на чувство реальности. Предаваясь бессмысленным развлечениям и удовольствиям, они пребывают в рассеянности и не ступают на путь к освобождению.

Но в конце концов кармические причины жизни в мире богов исчерпываются, а вместе с ними меняется и ситуация. Когда приближается смерть, друзья и приятели покидают умирающего бога, ибо не в силах вынести свидетельство собственной бренности. Некогда совершенное тело стареет и увядает. Период счастья подходит к концу. Божественным зрением бог может увидеть обстановку мира страдания, в котором он обречен родиться, поэтому страдания грядущей жизни начинаются еще перед смертью.

Мир богов соотносится с головной чакрой. Противоядие себялюбивому счастью богов — всеобъемлющее сострадание, которое самопроизвольно возникает при осознании реальности, лежащей в основе собственного "я" и окружающего мира.

ПОЧЕМУ ЭМОЦИИ НАЗЫВАЮТ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМИ?

На Западе многие тревожатся, слыша, что эмоции называют отрицательными, но дело не в том, что эмоции нехороши сами по себе. Все эмоции помогают нам выжить и необходимы для создания полного спектра человеческих переживаний, в который входят и такие чувства, как привязанность, гнев, гордость, ревность и т. д. Без этих эмоций жизнь не была бы полной.

А отрицательны эмоции потому, что мы попадаем в их сети и теряем связь с глубинными аспектами собственного "я". Они становятся отрицательными, если мы реагируем на них влечением или неприязнью, потому что из-за этого наша личность, наше сознание сужаются, становятся ограниченными. Тогда мы сеем семена будущих неблагоприятных условий, которые и в этой жизни, и в следующих замыкают нас в мирах страдания, где доступ к духовному пути может быть затруднен. Такой результат нельзя назвать хорошим, особенно если сравнить его с более широкими возможностями для развития личности, в первую очередь с освобождением от любых вымышленных и ограниченных представлений о личности. Вот почему так важно видеть в мирах не просто эмоции, а шесть измерений сознания и переживания.

У разных народов к эмоциям подходят по-разному. Например, страх и печаль нечасто упоминаются в учениях, хотя ими окрашено большинство переживаний сансары. Понятие "ненависть к себе" чуждо тибетцам, у которых нет слов, чтобы его обозначить. Когда я был в Финляндии, многие говорили мне о депрессии, а в Италии, где я перед тем побывал, о депрессии упоминали очень редко. Климат, религия, традиции и системы духовных ценностей — от всего этого очень зависим мы сами и наши переживания. Но механизм, благодаря которому мы оказываемся в западне, всегда одинаков: влечение и неприязнь, проекции ума и основанное на двойственности взаимодействие с тем, что мы проецируем. Именно эта сторона эмоционального переживания является отрицательной.

Сумей мы по-настоящему понять и пережить пустотную природу реальности, не было бы никакого влечения, а значит, и более грубой разновидности эмоций, но мы, не ведая об истинной природе явлений, цепляемся за проекции ума так, будто они реальны. У нас развивается двойственная связь с иллюзиями: мы проявляем по отношению к ним гнев или алчность, или какие-то другие эмоциональные реакции. В абсолютной реальности нет отдельной сущности, которая была бы мишенью гнева или объектом какой-либо эмоции. Для гнева нет никаких причин. Мы сами одновременно создаем сюжет, проекции и гнев.

На Западе психологи зачастую используют понимание эмоций, чтобы облегчить людям жизнь в сансаре. Это хорошо. Но у тибетских учений другая цель: для них важно понять эмоции, чтобы освободиться от ограничений и ошибочных взглядов, которых мы придерживаемся из-за эмоциональной привязанности. И снова, это не значит, что эмоции вредны сами по себе, — они вредны до тех пор, пока мы цепляемся за них или бежим от них.

3 Энергетическое тело

Все переживания, наяву и в сновидениях, имеют энергетическую основу. Тибетское название этой жизненной энергии — лунг, но на Западе она больше известна под санскритским именем прана. Основу любого переживания составляет конкретное сочетание разных причин и следствий. Если мы сумеем понять, как и по какой причине возникает то или иное переживание, и выявить его движущие силы: психические, материальные и энергетические, то сможем воспроизводить переживания или изменять их. Это позволит нам создавать переживания, которые способствуют духовной практике, и избегать тех, которые ей вредят.

КАНАЛЫ И ПРАНА

В обыденной жизни мы безотчетно придаем телу разные положения. Желая расслабиться и побеседовать с друзьями, мы идем в комнату, где стоят удобные кресла или диваны. Такая обстановка усиливает ощущение покоя и отдыха и располагает к приятной беседе. Если же нам предстоит оживленная деловая дискуссия, мы пойдем в офис, где стулья заставят нас сидеть прямо и не расслабляться. Эта обстановка больше способствует бизнесу и творческой инициативе. Если нам хочется отдохнуть в тишине, можно выйти на крыльцо и сесть в шезлонг, поставленный так, чтобы наслаждаться пейзажем и свежим воздухом. Устав, мы отправляемся в спальню и принимаем совсем другую позу, чтобы вызвать сон.

Во время различных медитационных практик мы тоже принимаем разные позы, чтобы изменить направление потока праны в теле и открыть энергетические центры, или чакры. При этом мы работаем с каналами (ца), которые являются проводниками энергии в организме. Попутно у нас возникают разнообразные переживания. Такой же принцип лежит в основе йоги. Сознательно регулируя поток энергии в теле, можно достичь успехов в медитации легче и быстрее, чем полагаясь исключительно на ум, а также устранить некоторые препятствия в практике. Если не овладеть праной и ее течением в теле, ум может погрязнуть в собственных процессах.

Каналы, прана и чакры имеют отношение не только к жизни, но и к смерти. Большинство мистических переживаний, как и переживания в промежуточном состоянии после смерти, являются следствием открытия и закрытия энергетических центров. Во многих книгах, посвященных явлениям на пороге смерти, описываются различные света и видения, которые переживают люди по мере развития процесса умирания. Согласно тибетской традиции, эти явления связаны с движением праны. Каналы соотносятся с различными элементами, и, когда в процессе смерти элементы растворяются, по мере распада каналов высвобождающаяся энергия проявляется в переживаниях в виде света и цвета. В учениях очень подробно описывается, какого цвета свет соответствует растворению каждого канала, где он находится в теле и с какой эмоцией связан.

В том, как именно являются эти цвета умирающим, есть существенные различия, потому что они связаны с отрицательными, эмоциональными аспектами сознания и с положительными, которые являются аспектами мудрости. В момент смерти обычный человек переживает эмоции, и главенствующая эмоция определяет то, какие света и цвета проявляются. Часто сначала возникает только видение света разных цветов, в котором преобладает какой-то один цвет, но могут преобладать и несколько цветов или присутствовать сочетание многих цветов. Потом из света начинают складываться различные образы, как это бывает в снах. Дома, замки, мандалы, люди, божества — почти все что угодно. Умирая, мы можем воспринимать эти видения либо как реально существующие сансарные объекты, и тогда наша реакция на них будет определять путь к следующему рождению, или как медитативное переживание, которое дает нам возможность освободиться или, по меньшей мере, сознательно повлиять на следующее рождение, так чтобы оно стало благим.

КАНАЛЫ (ЦА)

В теле есть много разных каналов. Более грубые каналы известны нам из анатомии: изучая ее, мы узнаём о кровеносных сосудах, циркуляции лимфы, нервной системе и т. д. Есть и каналы, используемые в иглотерапии, — это проводники более вещественных видов праны. В йоге сновидений мы имеем дело с еще более тонкой психической энергией, которая лежит в основе как мудрости, так и отрицательных эмоций. Каналы, проводящие эту чрезвычайно тонкую энергию, не могут располагаться в материальном измерении, но мы можем их обнаружить.

Главных каналов три. Они пронизывают шесть главных чакр. От шести чакр отходят триста шестьдесят боковых каналов и распространяются по телу. Что касается трех главных каналов, то у женщин правый канал красный, левый — белый, а центральный — синий. У мужчин правый канал белый, а левый — красный. Три главных канала соединяются сантиметров на десять ниже пупка. Два боковых канала, диаметром с карандаш, поднимаются по обе стороны позвоночника, перед ним, проходят через головной мозг, наверху изгибаются, следуя форме черепа, и соединяются с ноздрями. Центральный канал поднимается вертикально между ними, перед позвоночником. Он диаметром со стебель тростника: начиная с уровня сердца, он слегка расширяется кверху, доходит до макушки и там заканчивается.

Каналы

Белый канал (правый у мужчин, левый у женщин) — это канал, по которому происходит движение энергии отрицательных эмоций. Иногда его называют каналом метода. Красный канал (левый у мужчин, правый у женщин) — проводник благих энергий, или энергий мудрости. Поэтому, выполняя практику сновидений, мужчины спят на правом боку, а женщины на левом, чтобы, надавливая на белый канал, слегка прикрыть его, одновременно открывая красный канал мудрости. Это помогает лучше воспринимать сновидения, способствует более приятным эмоциональным переживаниям и увеличивает ясность.

Синий центральный канал — это канал недвойственности. Именно по центральному каналу движется энергия изначальной осознанности (ригпа). В итоге йога сновидений вводит сознание и прану в центральный канал, то есть за пределы отрицательных и положительных переживаний. Когда это происходит, практик постигает единство всего, что кажется двойственным. Обычно, когда у нас бывают мистические переживания, сильные переживания блаженства, пустоты, ясности или ригпа, их энергетической основой является центральный канал.

ПРАНА (ЛУНГ)

Сновидение — динамический процесс. В отличие от застывших образов, запечатленных на пленке, которую мы использовали в качестве сравнения, образы сновидения изменчивы: они движутся, люди разговаривают, звуки вибрируют, чувства обострены. Содержание сновидения создано умом, но основой его яркости и подвижности является прана. Лунг, тибетский эквивалент слова "прана", буквально значит "ветер", но более наглядный его перевод — "сила жизненного ветра".

Прана — основополагающая энергия всех переживаний, всей жизни. На Востоке люди практикуют позы йоги и разнообразные дыхательные упражнения, чтобы укрепить и очистить силу жизненного ветра и тем самым уравновесить тело и ум. В некоторых тибетских эзотерических учениях говорится о двух видах праны: кармической пране и пране мудрости.

Кармическая прана

Кармическая прана — это энергетическая основа кармических следов, которые являются итогом всех хороших, дурных и нейтральных действий. Когда подходящие вторичные причины стимулируют кармические следы, кармическая прана сообщает им энергию и дает возможность проявиться в уме, теле и снах. Кармическая прана — это жизненная сила как отрицательных, так и положительных энергий в обоих боковых каналах. Когда ум неустойчив, рассеян или не сосредоточен, кармическая прана приходит в движение. Вот пример: когда возникает эмоция и ум не способен ею управлять, кармическая прана несет ум куда вздумается. Наше внимание мечется, повинуясь притяжению и отталкиванию влечения и неприязни.

На духовном пути необходимо развивать устойчивость ума, чтобы придать ему силу, присутствие и целеустремленность. Тогда, даже если возникнут силы отрицательных эмоций, кармические ветры не заставят нас отвлечься. Если, практикуя йогу сновидений, мы развили способность видеть осознанные сны, необходимо обладать достаточно устойчивым присутствием, чтобы придать устойчивость сновидениям, порожденным движением кармической праны, и научиться ими управлять. Пока же практика не достигнет совершенства, иногда спящий управляет сновидением, а иногда сновидение управляет им.

Хотя некоторые западные психологи полагают, что спящий не должен управлять сновидением, в тибетских учениях такой взгляд считается ошибочным. Лучше, используя осознавание и ясность, управлять сновидением, чем позволить сновидению управлять собой. То же самое справедливо и для мыслей: лучше управлять мыслями, чем позволить им управлять собой.

Три разновидности кармической праны

В некоторых текстах по тибетской йоге описываются три вида кармической праны: мягкая, грубая и нейтральная. Мягкая прана соответствует благой пране мудрости, которая движется по красному каналу мудрости. Грубая прана соответствует пране отрицательных эмоций, которая движется по белому каналу. Согласно этой классификации, и благая прана мудрости, и эмоциональная прана являются кармическими пранами.

Нейтральная прана, в соответствии со своим названием, является ни благой, ни неблагой, тем не менее, это кармическая прана. Она циркулирует в теле. Переживание нейтральной праны подводит практика к переживанию естественной изначальной праны, которая представляет собой не кармическую прану, а энергию недвойственного ригпа, пребывающую в центральном канале.

Прана мудрости

Прана мудрости (йе лунг) — не кармическая прана. Ее не следует путать с кармической благой праной мудрости, о которой шла речь в предыдущем разделе.

В первый миг любого переживания, прежде чем возникнет реакция, происходит только чистое восприятие. Прана, связанная с этим чистым восприятием, — это изначальная прана мудрости, энергия, лежащая в основе переживания, предшествующего влечению или неприязни или свободного от них. Это чистое переживание не оставляет следа и не является причиной сновидений. Прана мудрости движется по центральному каналу и являет собой энергию ригпа. Этот миг очень краток: проблеск чистого переживания, который мы, как правило, не осознаем. Мы считаем переживанием свою реакцию на этот миг: влечение или неприязнь.

Деятельность праны

Тибетский учитель Лонгченпа в одном из своих текстов говорит, что в течение дня происходит 21600 движений праны. Независимо от того, воспринимаем мы это высказывание буквально или нет, оно отражает бурную деятельность праны и мысли, повторяющуюся каждый день.

УРАВНОВЕШИВАНИЕ ПРАНЫ

Вот простая практика, которую можно делать, чтобы уравновесить прану. Мужчины закрывают безымянным пальцем левой руки левую ноздрю и сильно выдыхают через правую. Представьте, что вместе с выдохом вылетают все напряжения и отрицательные эмоции. Потом закройте безымянным пальцем правой руки правую ноздрю и сделайте глубокий вдох через левую ноздрю, очень мягкий и плавный. После вдоха сделайте краткую задержку дыхания, и пусть весь воздух, вся прана, целиком заполнит ваше тело. Потом плавно выдохните и оставайтесь в состоянии покоя.

Женщины делают наоборот. Сначала закройте правую ноздрю безымянным пальцем правой руки и, сделав резкий выдох через левую ноздрю, опорожните легкие. Потом закройте левую ноздрю безымянным пальцем правой руки и плавно и глубоко вдохните через правую ноздрю, вбирая спокойную прану мудрости. Пребывайте в покое, наполняющем все ваше тело. Потом мягко выдохните и оставайтесь в состоянии покоя.

Повторяя это упражнение снова и снова, вы уравновесите свою энергию. Из белого канала вы выдыхаете грубую прану эмоций, а через красный вдыхаете блаженную прану мудрости. Пусть нейтральная прана пронизывает все ваше тело. Сохраняйте состояние покоя.

ПРАНА И УМ

Все сны связаны с одним или несколькими из шести миров. Энергетическая связь между умом и миром осуществляется через особые точки тела. Но каким образом? Ведь мы говорим, что сознание запредельно форме, цвету, времени или осязанию, — как же оно может быть связано с местом? Изначальный ум не имеет таких отличий, но образы переживаний оказывают влияние на качества, возникающие в сознании.

Попробуем разобраться в этом вопросе сами. Найдите какое-нибудь спокойное место: красивый храм, наполненный тихим пением и запахом благовоний, или увитый зеленью грот, или маленький водопад. Попадая в такое место, мы словно получаем благодать. Здесь затрагивается качество переживания, потому что физическое окружение затрагивает состояние сознания. Это справедливо и для отрицательных воздействий. Попав в место, которое было ареной злодеяний, мы испытываем беспокойство: говорят, что у такого места "плохая энергия".

То же самое верно и для пространства внутри нашего тела. Что имеют в виду, говоря, что нужно направить ум в какую-то чакру, например, в сердечную? Что значит, что ум находится в каком-то месте? Ведь ум не есть нечто такое, что бы можно было ограничить каким-то местом, небольшим пространством. "Направляя" ум в какую-то точку, мы прилагаем внимание: создаем в уме образы или направляем внимание на объект чувств. Когда мы сосредоточиваем ум на чем-то, объект сосредоточения влияет на качество сознания и в теле происходят соответствующие изменения.

Именно этот принцип лежит в основе методов целительства, в которых используются воображаемые картины. Визуализируя их, мы вызываем изменения в собственном организме. Проводимые на Западе исследования иллюстрируют справедливость этого положения, и теперь западная медицина использует визуализацию при лечении даже таких серьезных болезней, как рак. В бонской традиции целители часто используют визуализацию элементов: огня, воды и ветра. Вместо того чтобы работать с симптомами болезни, последователи Бона зачастую пытаются очистить несвободу ума, которая является ее причиной: отрицательные эмоции и кармические следы, которые считаются виновниками предрасположенности к недугу.

Например, чтобы справиться с болезнью, можно визуализировать сильное пламя. Мы представляем красные треугольники и стараемся вызвать ощущение жара, как от раскаленного вулкана, и этот жар огненными волнами распространяется по телу. Чтобы породить еще более сильный жар, можно сделать специальные дыхательные упражнения. Так, используя ум и его образы, мы воздействуем на тело, эмоции и энергию. И получаем результат, хотя во внешнем измерении не нажали ни на одну кнопку. Мы можем использовать внутренний огонь для сжигания кармических следов, как западная медицина использует лучевую терапию для сжигания раковых клеток. А чтобы эта практика оказала действие, намерение должно быть ясным. Это не просто механический процесс: чтобы лечение удалось, оно должно опираться на понимание кармы, ума и праны. Преимущество этой практики в том, что она пытается справиться с причинами болезни, а не с ее симптомами и к тому же не имеет побочных эффектов. Так что лучше не ограничивать себя какой-то одной системой, а использовать то, что может принести пользу.

ЧАКРЫ

В практике сновидений мы направляем внимание на разные области тела: на чакры, которые находятся в горле, во лбу, в сердце и позади половых органов (тайная чакра). Чакра — это "колесо" энергии, центр энергетические связей. Энергетические каналы соединяются в определенных точках тела, а их соединения создают энергетические узлы — чакры. Главные чакры — это точки, где сходится множество каналов.

На самом деле чакры не похожи на то, как их изображают: на лотосы, которые раскрываются и закрываются, имеют определенное количество лепестков и определенные цвета. Эти изображения — всего лишь символическая опора ума, нечто вроде схемы, которую мы используем, чтобы сосредоточить внимание на энергетических узлах, которые существуют в местах расположения чакр. Чакры были обнаружены благодаря практике, благодаря достижениям многих практиков. Когда у этих практиков впервые возникли переживания, связанные с чакрами, еще не существовало языка, которым они могли бы описать свои достижения тем, кто не испытал подобных переживаний. Поэтому они создали образы, которые можно было использовать как зрительные метафоры и передавать другим людям. Например, разные изображения лотоса подразумевали, что энергия вокруг чакры расширяется и сужается наподобие раскрывающегося и закрывающегося цветка; ощущения, связанные с разными чакрами, отличались друг от друга, и эти различия символически выразили разными цветами; ощущение разной концентрации и сложности энергии в разных чакрах выразили разным количеством лепестков. Эта зрительная метафора стала языком, которым пользуются для передачи переживаний, связанных с разными энергетическими центрами тела. Если начинающий практик представляет нужное количество лепестков нужного цвета в нужной точке тела, энергия ума воздействует на эту конкретную энергетическую точку и сама испытывает ее воздействие. Когда это происходит, мы говорим, что в этой точке соединяются ум и прана.

СЛЕПОЙ КОНЬ, ХРОМОЙ ЕЗДОК

Ночью, засыпая, мы обычно мало осознаем, что именно происходит. Просто наваливается усталость, мы закрываем глаза и уплываем. У нас могут быть какие-то представления о механизме сна: о мозговом кровообращении, гормонах и еще о чем-то в этом же роде, но подлинный процесс засыпания остается загадочным и неизученным.

В тибетской традиции процесс погружения в сон объясняют, используя метафоры для ума и праны. Прану часто сравнивают со слепым конем, а ум — с калекой, который не может ходить. Порознь они беспомощны, но вдвоем способны передвигаться. Когда конь и всадник вместе, они пускаются вскачь, но обычно мало способны влиять на направление своего движения. Мы знаем это по собственному опыту: можно "отправить" ум в какую-то чакру, сосредоточив на ней внимание, но трудно удержать ум в каком-то одном месте. Ум всегда в движении, наше внимание постоянно перемещается с одного на другое. У обитателей сансары конь и ездок, как правило, слепо носятся по одному из шести измерений сознания, одному из шести отрицательных эмоциональных состояний.

Например, засыпая, мы перестаем осознавать чувственный мир. Ум носится туда-сюда на слепом коне кармической праны, пока не сосредоточится в какой-то чакре, где на него оказывает воздействие конкретное измерение сознания. Возможно, вы поссорились со своей половиной, и эта ситуация (вторичное условие) стимулировала связанный с сердечной чакрой кармический след, который притянет ваш ум к этой точке тела. Дальнейшая деятельность ума и праны проявится в конкретных образах и сюжетах сновидения.

Ум не кидается к той или иной чакре по воле случая — скорее, его притягивают те области тела и жизненные ситуации, которые требуют внимания и исцеления. В нашем примере сердечная чакра, можно сказать, взывает о помощи. Проявившись в сновидении, след-раздражитель будет исцелен и тем самым исчерпан. Однако, если при таком его проявлении спящий не будет сохранять сосредоточенность и осознавание, реакция на проявление следа будет продиктована привычными кармическими склонностями и создаст очередные семена кармы.

В качестве аналогии можно взять компьютер. Чакры — все равно что разные файлы. Щелкните на папку "прана и ум", а потом откройте файл "сердечная чакра". На экране осознавания появится содержащаяся в этом файле информация — кармические следы, связанные с сердечной чакрой. именно так проявляется сновидение.

Потом ситуация сновидения может вызвать другой отклик, который возбудит другую эмоцию. Тогда сновидение станет вторичной причиной, которая обеспечит проявление другого кармического следа. Теперь ум отправляется в пупочную чакру и проникает в другой мир переживаний. Характер сновидения меняется. Вы больше не ревнуете — вы оказываетесь на улице, где нет никаких указателей, или в полной темноте. Вы заблудились. Вы стараетесь выбраться, но не можете отыскать дорогу. Вы в мире животных, в измерении, которое связано, главным образом, с неведением.

Именно так, в общих чертах, определяется содержание сновидения. Ум и прана притягиваются к той или иной чакре, и под влиянием соответствующих кармических следов переживания разных измерений возникают в уме как характер и содержание сновидения. Можно использовать это понимание, чтобы взглянуть на сны по-иному, чтобы заметить, какие переживания и какой мир связаны со сновидением. Кроме того, полезно иметь в виду, что каждое сновидение дает возможность для исцеления и духовной практики.

В конечном счете мы стремимся, чтобы ум и прана устойчиво находились в центральном канале, а не притягивались к каким-то чакрам. Центральный канал — энергетическая основа переживания ригпа, и практики, которые мы выполняем в йоге сновидений, нацелены на то, чтобы ввести ум и прану в центральный канал. Когда это происходит, мы пребываем в чистом осознавании и четком присутствии. Видеть сны, сосредоточив ум и прану в центральном канале — значит видеть сны, не испытывая сильного воздействия отрицательных эмоций. Это уравновешенная ситуация, которая обеспечивает сновидцу проявление знания и ясности.

4 Краткий итог: как возникают сновидения

Пока человек не обрел реализацию, его истинную природу омрачает коренное неведение, которое порождает оперирующий понятиями ум. Этот рассудочный ум, обманутый двойственным видением мира, расчленяет целостное единство переживания на умозрительные понятия, а потом обращается с этими проекциями ума так, будто они действительно существуют как отдельные существа и предметы. Первое двойственное подразделение — это подразделение на "я" и "остальное", а из-за отождествления себя только с одной стороной переживания — с "я" — развиваются предпочтения. В результате возникают влечение и неприязнь, которые становятся основой как физических, так и психических действий. Эти действия (карма) оставляют в уме человека следы в виде обусловленных склонностей, результатом которых становится новое влечение и новая неприязнь, оставляющие новые кармические следы и т. д. Таков нескончаемый круговорот кармы.

Во время сна ум уходит от чувственного мира. Кармические следы, которые теперь стимулируются кармическими причинами, необходимыми для их проявления, обладают энергией — кармической праной. Как и в примере с конем и ездоком, ум направляет кармическую прану к тому энергетическому центру тела, который связан с возбужденным кармическим следом. То есть сознание сосредоточивается в конкретной чакре.

В этом взаимодействии ума, энергии и смысла сознание высвечивает кармические следы и свойства соответствующего мира и само испытывает их влияние. Кармическая прана — это энергия сновидения, животворная энергия, а ум сплетает конкретные проявления кармических следов — цвет, свет, эмоции и образы — в осмысленный сюжет: сновидение, сансарное сновидение, которое и становится результатом этого процесса.

5 Образы "Материнской тантры"

В учениях Великого Совершенства (Дзогчен) суть всегда заключается в том, осознаём ли мы свою истинную природу и понимаем ли, что отражения этой природы проявляются в виде переживаний. Сновидение есть отражения нашего же ума. Мы так же легко убеждаемся в этом, пробудившись ото сна, как будды, обретая просветление, узнают, что в сансаре все существа и предметы — лишь иллюзия. А чтобы осознать как иллюзорную природу сновидения во время сна, так и иллюзорную природу яви, необходима практика. Имея некоторое понимание того, как возникают сновидения, легче понять, что имеется в виду под понятиями "иллюзорность" и "отсутствие независимого существования", а также — что немаловажно — приложить это понимание к собственному переживанию. Процесс, результатом которого становится переживание, одинаков и в сновидении, и наяву. Весь мир — сновидение, так же как и учитель, и учение, и результат нашей практики, и это сновидение не прерывается ни на миг, пока мы не обретаем освобождение в чистом состоянии ригпа. А до той поры мы продолжаем видеть сон о себе и своей жизни, как в измерении сновидений, так и в материальном измерении.

Если мы не умеем работать с мыслью, это значит, что мысли повелевают нами. Если же мы умеем работать с мыслью, это значит, что на нее распространяется осознавание и ее используют во благо или она освобождается в свою истинную сущность, пустоту. Именно так мысль становится частью пути. Точно так же для продвижения по пути можно использовать заблуждение, страдание или любое другое переживание. Но для этого необходимо понимать: сущность всего, что бы ни возникало, есть пустота. Если мы понимаем это, каждый миг нашей жизни свободен и все переживания являются духовной практикой: любой звук — мантра, любой образ — чистая пустота, а любое страдание — учение. Именно это означает выражение "превратить в путь".

Когда мы непосредственно постигаем, что гнев не имеет объективной основы и является лишь таким же отражением ума, как и сновидение, узел гнева ослабевает и больше не связывает нас. Если мы понимаем: то, чего мы боялись, ошибочно принимая за змею, — всего лишь веревка, власть этого образа над нами исчезает. Понимание того, что все образы есть светоносная энергия пустоты, приводит нас к признанию нераздельности ума и переживания.

Есть тибетское слово лхундруб, которое переводится как "спонтанное совершенство". Это значит, что никто ничего не создает. Все таково, как оно есть: само собой возникает из основы как совершенное проявление пустоты и ясности. Кристалл не создает свет: он просто отбрасывает лучи — таково его естество. Зеркало отражает все лица, не выбирая: отражать все — его природа. Поняв, что все проявляющееся, в том числе самоощущение и чувство собственного относительного "я", — лишь проекция ума, мы освобождаемся. Не иметь такого понимания — все равно что принимать мираж за явь, а эхо за самостоятельный звук. Тогда чувство разобщенности усиливается, и мы попадаем в ловушку иллюзорной двойственности.

В "Материнской тантре", а это один из важнейших бонских текстов, содержатся примеры, сравнения и метафоры, над которыми можно поразмышлять, чтобы лучше понять иллюзорную природу и сновидения, и яви.

Отражение. Сновидение — проекция нашего собственного ума. Оно неотделимо от ума, как солнечный луч неотделим от света солнца, сияющего в небе. Не зная этого, мы относимся к сновидению так, будто оно реально, — так лев рычит на свое отражение в воде. В сновидении небо — это наш ум, гора — тоже наш ум, цветы, шоколад, который мы едим, люди, которые нас окружают, — все это наш собственный ум, чьи отражения мы наблюдаем.

Молния. В ночном небе сверкает молния, внезапно озаряя горы. Каждая вершина выглядит отдельным объектом, но в действительности мы наблюдаем одну вспышку молнии, отражение которой воспринимают наши глаза. Так и кажущиеся отдельными объекты сновидения в действительности есть единый свет нашего ума, свет ригпа.

Радуга. Сновидение может быть красивым и манящим, как радуга. Но она невещественна — это игра света, зависящая от позиции наблюдателя. Гоняясь за ней, мы никогда ее не настигнем: она — ничто. Сновидение, как и радуга, есть сочетание условий, из которых возникает иллюзия.

Луна. Сновидение — словно луна, которая отражается во множестве разных водоемов: в пруду, в колодце, в море, — во множестве городских окон и во множестве кристаллов хрусталя. Луна не умножается, она всего одна — так и множество объектов сновидения обладают одной сущностью.

Магия. Факир может превратить камень в слона, потом в змею, потом в тигра. Но все эти разные предметы иллюзорны, как и предметы во сне, которые созданы светом ума.

Мираж. Вследствие вторичных причин мы можем увидеть в пустыне мираж — призрачный город или озеро, но, приблизившись, ничего не обнаружим. Если рассмотреть объекты сновидения, то окажется, что они, как и мираж, невещественны и иллюзорны, словно игра света.

Эхо. Издав громкий звук там, где бывает эхо, мы услышим в ответ громкий звук, издав тихий, услышим тихий, а издав странный крик, услышим странный крик. Звук, который доносится в ответ, — это тот самый звук, который мы издали. Так и содержание сновидения, которое кажется независимым от нас, на самом деле лишь отраженное содержание нашего же ума, которое возвращается к нам. В этих примерах подчеркивается отсутствие самостоятельного существования и единство переживания и переживающего. В учениях Сутры это называют пустотой, в Тантре — иллюзией, а в Дзогчене — единым тигле. "Я" и объект восприятия — не две отдельные вещи. Внешний и внутренний мир — наше собственное проявление. Все мы видим один и тот же мир, поскольку у всех нас одна и та же коллективная карма. То, как мы воспринимаем переживаемые явления, определяет, какие переживания мы испытываем и как мы на них реагируем. Мы убеждены в том, что видим объекты, обладающие самостоятельным бытием, представляющие собой отдельные существа и предметы. Если мы верим, что нечто действительно существует, то так оно и получается! И оно способно воздействовать на нас. Мы сами творим мир, на который реагируем.

Когда наша жизнь заканчивается, распадается мир, который сотворили мы, а не тот, в котором живут другие люди. То, что мы воспринимаем, и то, как мы все видим, прекращает жить вместе с нами. Если мы растворим свой оперирующий понятиями ум, спонтанно проявится чистота, лежащая в его основе. Если у нас есть прямое знание того, что и наше "я", и окружающий мир лишены самостоятельного существования, тогда все, что возникает в переживаниях, не имеет над нами власти. Если лев ошибочно принимает собственное отражение в воде за нечто реально существующее, он пугается и рычит, если же он понимает иллюзорную природу отражения, то не проявляет никакого страха. Не обладая истинным пониманием, мы реагируем на иллюзорные проекции собственного ума влечением или неприязнью и тем самым создаем карму. Если же мы понимаем, что истинная природа — пустота, мы свободны.

МЕТАФОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ ПОНИМАНИЮ

В "Материнской тантре" говорится: неведение обычного сна — все равно что темная комната. Осознавание — пламя светильника. Если зажечь светильник, тьма рассеивается и в комнате становится светло.

Объяснение с помощью символов и метафор — самый действенный метод, позволяющий передать духовное учение средствами языка. Но этот язык необходимо изучать. Я часто обнаруживаю, что ученики с трудом воспринимают метафоры, и поэтому хочу пояснить, как нужно работать С метафорами и символическими образами.

В учениях полезнее использовать язык, возбуждающий чувственные переживания, нежели объяснения, ограниченные абстрактными и специальными понятиями. Хотя истинное переживание нелегко передать средствами любого языка, образы, которые используются в учении, могут помочь, если они воспринимаются не только рациональным умом. Эти метафоры, как и поэтические образы, необходимо переживать. Нужно их обдумывать, размышлять над ними, экспериментировать с ними и включать в свои переживания.

Например, слыша слово "огонь", мы не обращаем на него особого внимания. Но, размышляя над этим образом, позволяя ему проявиться из слова, мы начинаем видеть огонь, ощущать его жар. Поскольку все мы знаем, что огонь — это нечто большее, чем абстрактное понятие, все мы смотрели на пламя и ощущали его тепло на своей коже, это слово возбуждает у нас яркое чувственное переживание. В нашем воображении загорается пламя.

Если же мы скажем "лимон" и предоставим плоду проявиться из этого слова, рот наш наполнится слюной, а скулы сведет от кислого вкуса. Говоря "шоколад", мы почти ощущаем его сладость. Язык полон символов. Чтобы передавать смысл, он взывает к памяти, чувству и воображению. Когда метафоры и символы используются в учении, лучше всего, чтобы они воздействовали на нас именно так. Нужно не просто обдумывать слова "пламя в темноте" или "отражение в зеркале", а использовать чувства, тело и воображение, чтобы их понять. Выйти за пределы образа необходимо, но он может указать нам нужное направление.

Входя в дом, где горит светильник, мы не рассматриваем ни сам светильник, ни фитиль, ни масло, а просто ощущаем, что в комнате светло. Постарайтесь поступать так же с метафорами, которые способствуют пониманию. Наш ум, приученный иметь дело с абстрактными понятиями и логикой, хватается за метафору и анализирует ее. Мы хотим от метафоры слишком многого: хотим знать, как светильник оказался в комнате, как зажгли пламя, откуда взялся ветер. Еще мы хотим знать, как выглядит зеркало, из чего оно сделано, какой предмет стоит перед зеркалом и отражается в нем. Вместо этого позвольте себе присутствовать в образе — постарайтесь обнаружить скрытое в слове переживание. Темно. Зажегся светильник. Это ощущение знакомо нам всем: нашему телу, нашим чувствам. Поднимается ветер и задувает пламя. Нам знакомо это ощущение, когда свет сменяется тьмой.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Виды снов и их использование

Цель практики сновидений — освобождение: нужно иметь намерение постичь то, что полностью пребывает за пределами снов. Но есть и относительный уровень использования снов, который может принести пользу в повседневной жизни. Сюда относится как использование сведений, почерпнутых в сновидениях, так и прямая польза от полученных в снах переживаний. Например, на Западе сновидения широко используются в психотерапии. Есть много рассказов о художниках и ученых, которые использовали творческий потенциал сновидений в своей работе. Тибетцы тоже во многом полагаются на сновидения. В этой главе рассказывается о некоторых относительных способах использования снов.

1 Три вида снов

Есть три вида снов, которые, как правило, образуют последовательность практики сновидений: 1) обычные сансарные сновидения, 2) сны ясности, 3) сны Ясного Света. Два первых вида различаются по своим причинам, и в каждом из них спящий может сохранять или не сохранять осознавание. В снах Ясного Света не только присутствует осознавание, но и нет двойственного деления на субъект и объект. Сны Ясного Света бывают при недвойственном осознавании.

САНСАРНЫЕ СНОВИДЕНИЯ

Сны, которые чаще всего снятся большинству из нас, — это сансарные сновидения, проистекающие от кармических следов. Смысл, который мы обнаруживаем в этих снах — это тот смысл, который мы на них переносим: он вкладывается спящим, а не является неотъемлемым свойством сновидения. То же самое можно сказать и по поводу смысла в нашей жизни наяву. Однако от этого осмысленные сновидения не становятся менее важными и смысл нашей жизни наяву — тоже. Этот процесс можно сравнить с чтением книги. Книга — всего лишь значки на бумаге, но, понимая их смысл, можно понять смысл всей книги. Смысл книги, как и смысл сновидения, можно истолковывать по-разному. Двое могут прочитать одну и ту же книгу с совершенно разными результатами: одного обнаруженный на ее страницах смысл заставит круто изменить всю жизнь, а другой сочтет ее всего лишь довольно занимательной, а то и вовсе не оценит. Книга осталась прежней. Это читатель вкладывает в слова собственный смысл, а потом воспринимает его.

Обычные сновидения

(Обусловлены личностными кармическими следами)

Неосознанные

Осознанные

Сны ясности

(Обусловленные надличностными кармическими следами)

Неосознанные

Осознанные

Сны Ясного Света

(Недвойственность)

Осознанные

(вне двойственного деления на субъект и объект)

СНЫ ЯСНОСТИ

По мере развития практики сновидений сны становятся яснее и подробнее и нам удается запоминать все большую часть каждого сна. Это результат того, что мы привносим в состояние сновидения все большую осознанность. Помимо такой повышенной осознанности в обычных сновидениях, есть еще вторая разновидность снов, так называемые сны ясности, которые возникают в том случае, если ум и прана уравновешены, а спящий обладает способностью пребывать во внеличностном присутствии. В отличие от сансарного сновидения, где ум, испытывая воздействие кармической праны, мечется туда-сюда, в снах ясности сновидец сохраняет устойчивость. Хотя образы и сюжеты по-прежнему возникают, они в меньшей степени зависят от личностных кармических следов и являются проводниками сведений, которые исходят непосредственно из сознания, скрытого под уровнем привычного "я". Это аналогично различию между грубой кармической праной белого канала, связанного с отрицательными эмоциями, и праной мудрости, протекающей по красному каналу. Как обе они являются разновидностями кармической праны — энергии, связанной с переживаниями двойственного характера, — только одна более чиста и обусловлена меньшим количеством заблуждений, так и сны ясности более чисты и обусловлены меньшим количеством заблуждений, чем сансарные сны. В сновидениях ясности дело обстоит так, будто спящий что-то получил или нашел, в противоположность сансарному сновидению, где смысл проецируется на чистоту изначального переживания.

Время от времени сны ясности могут возникать у всех, но они не являются регулярными, пока практика не разовьется и не достигнет устойчивости. Большинство из нас видит исключительно сансарные сны, основанные на событиях и эмоциях повседневной жизни. Даже если нам приснится сон об учениях, об учителях, о практике, о буддах или дакини, все равно это, скорее всего, сансарный сон. Если мы занимаемся практикой, которая связана с учителем, нам, разумеется, будут сниться такие вещи. Это хороший признак, свидетельствующий о нашем интересе к учениям, но интерес этот остается двойственным, а следовательно, ограничен миром сансары. У сансары есть хорошие и плохие стороны, и глубокий интерес к учению и практике — дело хорошее, потому что это путь к освобождению. Но лучше не принимать сансарные сны за сны ясности.

Если мы по ошибке поверим, что сансарные сны могут указывать верное направление, то нам придется ежедневно менять свою жизнь, пытаясь следовать подсказкам, полученным в сновидениях, и так будет продолжаться постоянно. Поверив, что все наши сны — вести из высшего, более духовного источника, можно очень осложнить свою личную ситуацию, поскольку дело обстоит не так. Следует уделять снам пристальное внимание и учиться понимать, какие из них имеют смысл, а какие — лишь проявления эмоций, желаний, страхов, надежд и фантазий нашей повседневной жизни.

СНЫ ЯСНОГО СВЕТА

Есть и третья разновидность снов, сны Ясного Света, — они посещают тех, кто далеко продвинулся по пути. Эти сны возникают из изначальной праны в центральном канале. О Ясном Свете обычно идет речь в учениях о йоге сна. Он означает состояние, свободное от сновидений, мыслей и образов, но есть еще и сны Ясного Света, в которых спящий пребывает в природе ума. Достичь этого нелегко: прежде чем возникнет Ясный Свет, практик должен научиться очень устойчиво пребывать в недвойственном осознавании. Гьялшен Милу Самлег, автор важных комментариев к "Материнской тантре", писал, что, прежде чем он начал видеть сны Ясного Света, ему пришлось упорно практиковать в течение девяти лет.

Развитие способности видеть сны Ясного Света сходно с развитием способности пребывать в недвойственном присутствии ригпа в дневное время. Вначале ригпа и мысль кажутся разными состояниями: мы полагаем, что в переживании ригпа мысли нет, а если она возникает, отвлекаемся и выходим из состояния ригпа. Но, когда состояние ригпа станет более устойчивым, мысли просто возникают и исчезают, ничуть не омрачая ригпа, а практик пребывает в недвойственном осознавании. Это все равно что учиться использовать барабан-дамару и колокольчик в ритуальной практике: вначале мы способны использовать только что-то одно. Звоня колокольчиком, мы теряем ритм барабана и наоборот. Когда же наше умение становится устойчивым, мы можем пользоваться тем и другим одновременно.

Сны Ясного Света — это не то же самое, что сны ясности, которые, хоть и возникают из глубоких и относительно чистых аспектов ума и являются следствием благих кармических следов, все же разворачиваются в двойственности. Сны Ясного Света, возникая из прошлых кармических следов, не приводят к двойственным переживаниям. Практик не играет роль субъекта-наблюдателя по отношению к объекту-сновидению или роль субъекта в мире сновидения, но пребывает в полной нераздельности с недвойственным состоянием ригпа.

Может показаться, что различия между этими тремя разновидностями сновидений очень тонки. Сансарные сны возникают из сансарных следов человека и его эмоций, и все содержание таких сновидений образовано этими следами и эмоциями. Сны ясности содержат более объективное знание, которое возникает из коллективных кармических следов и доступно сознанию в тех случаях, когда оно не погрязло в личностных кармических следах. Тогда сознание не ограничено пространством, временем и личным опытом и спящий может встречаться с реальными существами, получать учения от реальных учителей и находить сведения, полезные как для себя самого, так и для других существ.

Сны Ясного Света не определяются содержанием сновидений: это сновидения Ясного Света, потому что в них нет субъективного сновидца или эго сновидения. Нет в них и никакого "я", которое бы находилось в двойственных отношениях со сновидением или его содержанием. Сновидение возникает, но оно является деятельностью ума, которая не нарушает устойчивости практика в состоянии Ясного Света.

2 Использование сновидений

Сновидения представляют величайшую ценность для тех, кто следует по духовному пути. Важнее всего то, что сны сами по себе могут использоваться в качестве духовной практики. Они также могут давать переживания, побуждающие тех, кто их видит, избрать духовный путь. Кроме того, они могут помочь определить, правильно ли выполняется практика, как она продвигается и чему следует уделить внимание.

Как я уже рассказывал в предисловии, часто бывает, что, прежде чем давать высокие учения, учитель выжидает, пока ученик не увидит сон, говорящий о его готовности получить это учение. Другие сны могут свидетельствовать о том, что ученик завершил ту или иную практику. Тогда учитель, выслушав сон, может решить, что настало время перейти к следующей практике. Точно так же, обращая внимание на сны, мы сможем оценить степень зрелости своей практики. Порой наяву мы думаем, что дела у нас идут вполне хорошо, а засыпая, обнаруживаем, что как минимум какая-то наша часть по-прежнему пребывает в смятении или неспособна преодолеть внутренние препятствия. Это не должно вас смущать. Полезно, когда разные стороны нашего ума проявляются во сне и указывают, с чем нужно поработать, чтобы продвинуться в практике. Когда же практика набирает силу, ее результаты проявляются во сне и придают уверенность нашим усилиям.

ПЕРЕЖИВАНИЯ В СНОВИДЕНИИ

В сновидениях переживания бывают очень податливы и мы способны делать многое из того, что недоступно нам наяву, в том числе конкретные практики, способствующие нашему развитию. Мы можем исцелять душевные раны — эмоциональные препятствия, которые не сумели преодолеть. Можем устранять энергетические заторы, которые мешают свободной циркуляции энергии в организме. Можем развеивать омраченность ума, испытывая переживания за пределами умозрительных ограничений и рамок.

Обычно эти задачи лучше всего решать после того, как у нас разовьется способность сохранять осознавание в сновидениях. Здесь мы только отметим, что это возможно, а в главе, посвященной практике, рассмотрим более подробно, что следует делать во сне после того, как такое осознавание достигнуто.

РУКОВОДСТВО И РУКОВОДЯЩИЕ УКАЗАНИЯ

Большинство тибетцев — и высокие духовные учителя, и обычные простые люди — считают сны потенциальным источником как глубочайшего духовного знания, так и руководства в повседневной жизни. К снам обращаются, чтобы поставить диагноз, чтобы удостовериться в необходимости очистительной практики, чтобы убедиться, что следует обратить внимание на отношения с божествами и охранителями. Такое использование сновидений может показаться предрассудком, но на глубинном уровне сны отражают состояние спящего и состояние его взаимосвязи с различными энергиями. На Востоке люди признают эти энергии и считают их защитниками и духами-хранителями, а также психическими и душевными состояниями. На Западе, где исследованием сновидений занялись гораздо позже, эти энергии принято считать зачатками болезней или глубоко укоренившимися комплексами, или архетипами.

Некоторые тибетские монахи работают со сновидениями на протяжении всей своей жизни, и эта практика становится для них главным способом общения с глубинными аспектами собственного существа и с другими мирами. В качестве наглядного примера можно привести мою мать. Она была практиком и к тому же очень доброй и любящей женщиной. По утрам, когда все мы собирались за завтраком, она часто рассказывала свои сны всей семье, особенно если сон был связан с ее охранителем и защитником Намтэлом Карпо.

Намтэл — охранитель Хора, северной области Тибета, где выросла моя мать. Хотя его практика распространена во всем Тибете, ему поклонялись главным образом в селении, где жила мать, и в окружающей его местности. Мать выполняла практику Намтэла, а отец — нет, и он частенько подтрунивал над ней, когда она пересказывала свои сны.

Ясно помню, как мать рассказывала нам один сон, в котором ей явился Намтэл. У него были длинные волосы, в ушах — перламутровые серьги, а одет он был, как всегда, в белое. На этот раз вид у него был разгневанный. Он вошел в дверь и швырнул на пол маленький мешочек. "Я все время тебе твержу, чтобы ты была осмотрительна, а тебе и дела нет!" Заглянув матери в глаза, он исчез.

Утром мать недоумевала, что бы мог значить этот сон. А днем женщина, которая иногда помогала по дому, попыталась стащить деньги. Она засунула их под одежду, а когда проходила мимо матери, деньги выпали. Они были в мешочке, точно в таком же, какой мать видела во сне. Мать подняла его — в нем были все наши деньги, и мы их едва не лишились! Она сочла это событие проявлением заботы со стороны своего охранителя и была уверена, что это Намтэл сделал так, что мешочек упал на пол.

Намтэл являлся матери во снах на протяжении всей ее жизни, причем всегда в одном и том же облике. И хотя сведения, которые она от него получала, бывали разными, как правило, то были сны, несущие помощь, защиту и руководство.

До десятилетнего возраста я ходил в христианскую школу, а потом родители забрали меня оттуда и я поступил в монастырь Мэри. Один из тамошних монахов, Ген Сенгтуг, время от времени рассказывал мне свои сны. Некоторые из них я помню очень ясно, потому что они напоминали сны моей матери. Он часто видел во сне Сипэ Гьялмо, одну из важнейших и древнейших среди просветленных охранителей традиции Бон. Практика Сипэ Гьялмо есть и в других школах тибетского буддизма, а во дворце Потала в Лхасе есть ее святилище. Сны о Сипэ Гьялмо, которые видел Ген Сенгтуг, направляли его в жизни и в практике.

В его снах Сипэ Гьялмо выглядела не тем гневным божеством, которое мы видим на изображениях в храмах и залах для медитации. То была очень старая женщина, седовласая и согбенная, опирающаяся на трость. Ген Сенгтуг всегда встречал Сидпэй Гьялмо в бескрайней пустыне, где стоял ее шатер. Кроме нее, там никто не жил. Монах смотрел на выражение ее лица, довольное или печальное, следил, не проявляется ли гнев в ее движениях. Наблюдая за ней, он каким-то образом понимал, что нужно делать, чтобы устранить препятствия в практике или изменить некоторые жизненные ситуации в более благоприятном направлении. Так она направляла его в снах. Благодаря сновидениям Ген Сенгтуг поддерживал с ней тесную связь, и на протяжении всей жизни она являлась ему в одном и том же облике. Связанные с ней переживания — хороший пример снов ясности.

Тогда я был еще мал, но хорошо запомнил, как однажды, слушая монаха, рассказывавшего очередной сон, внезапно осознал: он говорит так, будто это его друг, который живет где-то в другом месте. Я подумал: вот бы иметь друзей, с которыми можно было бы играть во сне, — ведь днем мне не очень-то удавалось поиграть, потому что занятия были очень напряженными, а учителя строгими. Именно такая мысль пришла мне тогда в голову. Так что вы видите: по мере того, как мы растем, наше понимание сновидений и практики сновидений, как и повод для занятий этой практикой, могут обретать все большую глубину и зрелость.

ПРОРИЦАНИЕ

Многие мастера медитации, достигшие устойчивости в практике, способны использовать сны ясности в целях прорицания. Для этого сновидец должен освободиться от большинства личных кармических следов, которые обычно обусловливают сновидение. В противном случае информация не черпается из сновидения, а проецируется на него, как это обычно бывает с сансарными снами. В традиции Бон такое использование сновидений считается одним из методов шаманского гадания и широко распространено среди тибетцев. Нередко ученик обращается к учителю за руководством в том или ином деле или просит у него совета, как преодолеть препятствие, и, чтобы получить ответ на вопрос ученика, учитель зачастую обращается к снам.

Например, когда я жил в Тибете, я познакомился с женщиной по имени Качод Вангмо, которая достигла реализации в практике. Она обладала большими способностями и прославилась как открывательница кладов (тэртон), обнаружившая много скрытых учений. Я попросил ее, используя сновидение ясности, предсказать мне будущее: задал обычный вопрос о препятствиях, которые мне суждено встретить, и другие.

В подобных случаях сновидец обычно берет какую-то вещь, принадлежащую человеку, который заказывает сон. Я отдал Качод Вангмо свою нижнюю рубаху. Эта рубаха заключала в себе мою энергию, и, сосредоточившись на ней, прорицательница могла установить со мной связь. В ту же ночь она положила рубаху себе под подушку, а когда уснула, ей привиделся сон ясности. Утром она дала подробное объяснение, что суждено мне в жизни, чего следует избегать и что нужно делать. Это было четкое и полезное руководство.

Иногда ученики спрашивают, свидетельствует ли сон, который предсказывает будущее, что это будущее предрешено. Последователи тибетской традиции считают, что это не так. Причины всего того, что может случиться, уже присутствуют прямо сейчас, потому что последствия прошлого являются семенами грядущих ситуаций. Первичные причины любой будущей ситуации следует искать в том, что уже произошло. Однако вторичные причины, необходимые для проявления кармических семян, не предрешены: они зависят от обстоятельств. Вот почему практика бывает действенной, а болезнь можно исцелить. Будь по-иному, не имело бы никакого смысла что-то предпринимать, раз ничего невозможно изменить. Если во сне мы видим завтрашний день, а потом он наступает и все происходит именно так, как случилось во сне, это не значит, что будущее предрешено и изменить его невозможно, — это значит, что мы его не изменили.

Представьте себе глубокий кармический след, отпечаток сильной эмоции, который является первичной причиной конкретной ситуации и постепенно созревает. То есть в нашей жизни могут возникнуть вторичные причины, необходимые для того, чтобы эта первичная причина проявилась. В сновидении о будущем эта причина присутствует, а след, созревающий, чтобы проявиться, обусловливает сон, отчего он становится воображаемой картиной результата. Скажем, мы приходим на кухню, где работает изумительный итальянский повар, вдыхаем запах специй и стряпни, видим разложенные на столе продукты — мы можем представить обед, который будет приготовлен, мы почти видим результат этой ситуации. Так и во сне. Возможно, мы допустим кое-какие неточности, но в целом будем недалеки от истины. А потом, когда нам подадут обед, он сольется с нашими ожиданиями, различия растворятся, и это будет именно тот обед, который мы предвкушали, даже если он окажется не совсем таким.

Помню похожий случай, который произошел со мной в детстве. Был праздник, который в Индии называют Айвали и по традиции отмечают фейерверками. У нас с приятелями не было денег, чтобы купить хлопушку, поэтому мы стали искать невзорвавшиеся. Собрав хлопушки, мы попробовали поджечь их снова. Я был еще совсем мал: мне было четыре или пять. Одна хлопушка слегка подмокла, и я положил ее на горящие угли. Я закрыл глаза и дунул на нее — разумеется, она взорвалась. Мгновение я не видел ничего, кроме звезд, и в тот миг вспомнил сон, который видел накануне. Он был как раз об этом, изображал все, что произошло. Конечно, было бы куда полезнее вспомнить этот сон до того, что случилось, а не после! Так часто бывает: причины грядущих ситуаций оказываются вплетены в сновидение о будущем, которое проявится, — вероятно, но не обязательно.

Иногда из сновидения можно узнать причины и следствия, влияющие на жизнь других людей. Когда я жил в Тибете, мой учитель Лопон Тендзин Намдак увидел сон, после чего сказал, что мне необходимо делать конкретную практику, связанную с одним из охранителей. Я начал выполнять эту практику и в пути посвящал ей ежедневно по многу часов, чтобы повлиять на то, что он увидел во сне. Прошло несколько дней. Я ехал на грузовике по узенькой дороге высоко в горах. В этой части Тибета водителями работают люди из диких кочевых племен, не боящиеся смерти. В кузов грузовика нас набилось человек тридцать с кучей тяжелого багажа — и вдруг шина лопнула и грузовик перевернулся.

Я выбрался и поглядел вниз. Особо испугаться я не успел. И тут я увидел, что лишь один небольшой камень удерживает грузовик от падения, не давая ему рухнуть в долину, которая лежала так далеко внизу, что свалившийся с обрыва обломок летел, казалось, целую вечность, прежде чем достиг дна. Тут сердце у меня чуть не выпрыгнуло из груди! Мне стало по-настоящему страшно: ведь между мной и смертью был только этот небольшой камень, только он спас меня от ранней гибели.

Увидев все это, я подумал: "Вот в чем дело! Вот зачем нужно было делать практику охранителя!" Именно это увидел во сне мой учитель, именно поэтому он велел мне делать практику. Сновидение может быть не очень конкретным, тем не менее, через ощущение и образы оно передает: грядет нечто такое, на что необходимо повлиять. Это одно из благ, которое мы можем получить, работая со сновидениями.

УЧЕНИЯ В СНОВИДЕНИЯХ

В тибетской традиции есть множество примеров, в которых рассказывается о практикующих, получивших учения в сновидениях. Часто такие сны идут чередой: каждый последующий начинается с того, чем закончился предыдущий. Так происходит подробная передача всего учения, вплоть до самого завершения, после чего череда сновидений прекращается. Так были открыты целые тома учений, в том числе многие практики, которые тибетцы выполняют на протяжении веков. Именно это называется "сокровище ума" (гонгтэр).

Представьте себе, что вы входите в пещеру и находите там спрятанную книгу учений. Это находка в материальном пространстве. Сокровища же ума обнаруживают не в материальном мире, а в сознании. Известны учителя, которые находили эти сокровища как в снах ясности, так и наяву. Чтобы получать такие учения в сновидениях, практик должен развить определенные способности, например умение устойчиво пребывать в собственном сознании, не отождествляя себя с привычным "я". Практик, ясность которого не омрачена кармическими следами и сансарными сновидениями, имеет доступ к мудрости, неотъемлемо присущей самому сознанию.

Подлинные учения, обнаруженные в сновидениях, исходят не из разума. Это не все равно что пойти в библиотеку, найти материалы, а потом написать книгу, используя разум, чтобы собрать и скомпоновать информацию, как это делают ученые. Хотя многие важные учения созданы разумом, их не считают сокровищами ума. А мудрость будд, исходящая из глубин сознания, саморождена и самосовершенна. Это вовсе не значит, что учения, принадлежащие к сокровищам ума, не похожи на существующие учения. Кроме того, хотя их можно обнаружить в разных культурах, в разные исторические периоды, они могут иметь сходство, несмотря на то, что возникли совершенно независимо. Историки стараются обнаружить истоки разных учений, чтобы выяснить, как они влияли друг на друга, какие связи существовали между ними и т. д., и часто действительно обнаруживают какие-то связи. Но истина заключается в том, что эти учения спонтанно исходят от людей, которые в своем развитии достигают определенного уровня. Эти учения — неотъемлемая часть исконного знания, к которому в конце концов может получить доступ любая культура. Эти учения предназначены не только для буддистов или бонпо — это учения для всех людей.

Если наша карма — помогать другим, то и учения, полученные из сновидений, могут принести пользу людям. Если же у нас есть кармическая связь с линией передачи, возможно, что учения, обнаруженные в сновидении, предназначены для нашей собственной практики и являются конкретным средством, позволяющим преодолеть то или иное препятствие.

3 Открытие практики чод

Многие учителя используют сновидения как один из важных путей к знанию, позволяющий обнаруживать учения, устанавливать связь с учителями, с которыми их разделяет пространство и время, и развивать способность помогать другим. Все это нашло отражение в истории о Тонгчжунг Тучене, великом учителе Бон, который жил, предположительно, в восьмом веке. В череде сновидений ему открылась бонская практика чод, в которой визуализация используется для развития щедрости и отсечения привязанности.

К шести годам Тонгчжунг Тучен уже знал про эти учения. В двенадцать он делал длительные ритриты и имел во сне замечательные переживания, в которых обнаруживал учения, встречал учителей и получал от них передачи. Однажды, когда он пребывал в ритрите, выполняя интенсивную практику Вэлсэ, одного из важнейших тантрийских божеств традиции Бон, его призвал к себе учитель. Тонгчжунг Тучен оставил место своего уединения и добрался до дома, где жил один из покровителей его учителя. Там он лег спать и увидел поразительный сон.

В этом сне прекрасная женщина вела его по незнакомой местности и наконец они пришли на большое кладбище. Земля была усеяна трупами, а посередине стоял большой белый шатер, покрытый изысканными украшениями и окруженный красивыми цветами. Посреди шатра сидела на троне коричневая женщина. На ней было белое одеяние, в волосах — украшения из бирюзы и золота. Вокруг собралось множество прекрасных дакини, которые разговаривали на многих языках разных стран, и Тонгчжунг Тучен понял, что они прибыли из дальних краев.

Коричневая дакини сошла с трона, поднесла Тонгчжунг Тучену наполненный кровью и мясом череп и стала угощать. При этом она велела ему принять ее дар как чистое подношение и сказала, что вместе с другими дакини собирается дать ему важное посвящение.

Потом она сказала:

— Да обретешь ты просветление в пространстве Великой Матери. Я Сипэ Гьялмо, хранительница учения Бон, Коричневая Царица Бытия. Это посвящение и учение — коренная сущность "Материнской тантры". Даю тебе это посвящение, чтобы ты мог посвящать и учить других.

Тонгчжунг Тучена возвели на высокий трон. Сипэ Гьялмо вручила ему церемониальный головной убор, одеяние для посвящения и ритуальные принадлежности. Затем она попросила его дать посвящение собравшимся дакини, чем немало его удивила.

Тонгчжунг Тучен стал отказываться:

— Нет, я не умею давать посвящения, не знаю, как это делают. Мне очень неловко.

— Не тревожься, — успокоила его Сипэ Гьялмо. — Ты великий учитель. У тебя есть все посвящения тридцати учителей Тибета и Шанг-Шунга. Ты можешь дать нам посвящение.

— Но я не умею петь молитвы во время посвящения, — возразил Тонгчжунг Тучен. Сидпэй Гьялмо сказала:

— Я помогу тебе, а защитники придадут силу. Тебе нечего бояться. Пожалуйста, проведи посвящение.

В этот миг все мясо и вся кровь, которые были в шатре, превратились в масло, сахар и другую пищу, в целебные снадобья и цветы. Дакини осыпали его цветами, и вдруг он понял, что действительно умеет давать посвящение в "Материнскую тантру", и дал его.

После посвящения все дакини стали его благодарить, а Сипэ Гьялмо сказала:

— Через пять лет соберутся дакини восьми главных кладбищ и многие учителя. Если ты придешь, мы дадим тебе другие учения "Материнской тантры".

Потом все дакини попрощались с ним, а он — с ними, и Сипэ Гьялмо сказала, что ему пора идти. Красная дакини написала на шарфе красный слог ЯМ, символ элемента ветер, взмахнула им в воздухе, а потом велела Тонгчжунг Тучену коснуться шарфа правой ногой. В тот же миг он вернулся в свое тело и понял, что это был сон.

Он спал столько времени, что люди подумали, будто он умер. Когда он, наконец, проснулся, учитель спросил его, почему он так долго спал. Тонгчжунг Тучен рассказал свой сон учителю, и тот сказал, что это замечательно, но предупредил, что этот сон следует держать в тайне, иначе он может стать препятствием. Учитель сказал Тонгчжунг Тучену, что однажды он тоже станет учителем, и дал ему благословение, чтобы придать силу его будущим учениям.

На следующий год Тонгчжунг Тучен находился в ритрите, и вот однажды вечером его посетили три дакини. У них были зеленые шарфы, которыми они коснулись его ног. Он тотчас потерял сознание и вскоре очнулся во сне.

Он увидел три пещеры, обращенные на восток, и вошел в среднюю пещеру. Внутри она была изумительно убрана цветами. Юноша встретил трех учителей, каждый из которых был облачен в отличное от других одеяние для тайного посвящения. Учителей окружали прелестные дакини, которые играли на музыкальных инструментах, танцевали, делали подношения, молились и выполняли другие благочестивые действия.

Трое учителей дали ему посвящения, дабы пробудить его изначальное состояние, заставить вспомнить свои прошлые жизни и дать возможность успешно передавать практику чод. Учитель, который сидел посередине, встал и сказал: "У тебя есть все священные учения. Ты получил посвящения, и мы благословили тебя, чтобы пробудить в тебе способность учить".

Потом встал учитель, который сидел справа, и сказал: "Мы посвящаем тебя во все общие учения, в логику. Которую используют, чтобы отсечь эго, в методы использования мышления для высвобождения заблуждений, а также в практику чод. Мы благословляем тебя, дабы ты мог передавать эти практики и обеспечить их непрерывность".

Учитель, который сидел слева, встав, сказал: "Хочу дать тебе священное тантрийское учение, которое хранят в своих сердцах все учителя Тибета и Шанг-Шунга. Этими учениями мы посвящаем и благословляем тебя, чтобы ты мог помогать другим".

Эти трое были выдающимися учителями традиции Бон. Они жили в конце седьмого века, лет за пятьсот до того, как родился Тонгчжунг Тучен.

Через некоторое время, когда учитель Тонгчжунг Тучена скончался, Тонгчжунг Тучен поселился в деревушке своего учителя и стал делать для тамошних жителей практики и ритуалы. Во время кратких медитаций и длительных ритритов его часто посещали в видениях разные учителя. Он мог заглядывать внутрь собственного тела, где каналы и энергии походили на прозрачный хрусталь. Часто бывало, что при ходьбе его ноги не касались земли. К тому же, используя силу праны, он мог передвигаться чрезвычайно быстро.

Прошло еще четыре года. Коричневая дакини, которую он встретил во сне, проявление Сипэ Гьялмо, сказала ему, что через пять лет они увидятся снова, и вот этот срок настал. Однажды он задремал в пещере и во время сна молился всем учителям. Проснувшись, он стал смотреть в невероятно чистое небо. Поднялся легкий ветерок, на нем с неба спустились две дакини и велели Тонгчжунг Тучену следовать за собой. Вместе с ними он прибыл на собрание дакини — тех же самых дакини из разных краев, с которыми он уже встречался во сне пять лет назад. Он получил передачи и объяснения практики чод и "Материнской тантры". Дакини предсказали, что настанет время, когда появятся бодхисаттвы и двенадцать благословенных учителей, и именно тогда Тонгчжунг Тучен будет давать учения. Все дакини обещали помогать ему в этом. Одна сказала, что будет действовать как охранительница, другая — что благословит учения, третья — что станет оберегать учения от неверных слов и толкований, и т. д. Сипэ Гьялмо тоже дала обет защищать учения, а все собравшиеся дакини по очереди сказали Тонгчжунг Тучену, какую ответственность возьмет на себя каждая, чтобы содействовать распространению учений. Они поведали ему, что учения как солнечные лучи распространятся в десяти направлениях и достигнут всех уголков мира. Это важное предсказание и поныне вдохновляет тех, кто изучает эти практики, ибо мы знаем, что им предстоит распространиться по всей земле.

Сновидения Тонгчжунг Тучена — хорошие примеры снов ясности. В одном из них он получил точные сведения о важном сне, который ему предстояло увидеть в будущем. Он получал учения и посвящения, ему помогали дакини и другие учителя. На заре своей жизни он, хоть и обрел реализацию, не осознавал своих полных возможностей как учителя, пока они не открылись ему во сне. Сила полученных во сне благословений пробудила его к восприятию разных измерений сознания, и он воссоединился с той частью своего существа, которая училась и развивалась в предыдущие жизни. Благодаря снам он всю жизнь продолжал духовно расти, получать учения и встречаться с учителями и дакини.

Такое может случиться с каждым из нас. Практикуя, мы обнаружим, что в той части жизни, которую мы проводим во сне, развивается некая непрерывность. Это ценное подспорье на нашем духовном пути, поскольку сновидение становится частью особого процесса, который соединяет нас с глубинным "я" и ведет наше духовное развитие к зрелости.

4 Два уровня практики

Однажды ночью — это было несколько лет назад — мне приснилось, что у меня во рту змея. Я вытащил ее и обнаружил, что она дохлая. Ощущение было не из приятных. Ко мне домой приехала скорая помощь, и врачи сказали мне, что змея ядовитая и я скоро умру. Я согласился лечь в больницу, и мы поехали.

Мне стало страшно, и я сказал, что перед смертью должен увидеть статую Тапихрицы, учителя Дзогчена. Врачи не знали, кто это такой, но, тем не менее, согласились и сказали, что придется мне повременить со смертью. Я было почувствовал облегчение, но, к моему удивлению, они тут же принесли статую. Повод отложить смерть оказался очень непродолжительным. Тогда я сказал им, что смерти не существует, — теперь это было моим единственным спасением. Едва вымолвив эти слова, я проснулся. Сердце бешено колотилось.

Был канун Нового года. На следующий день мне предстояло лететь из Хьюстона в Рим. Ощущая после странного сна некоторое беспокойство, я подумал, что, наверное, стоит отнестись к этому случаю серьезно и отменить полет. Мне нужен был совет учителя, поэтому я снова уснул и в осознанном сновидении перенесся к Лопону в Непал и рассказал ему о тревожном сне.

В то время Хьюстон пострадал от сильного наводнения. Учитель истолковал сон в том смысле, что я олицетворял собой Гаруду, волшебную птицу, имеющую власть над нагами, духами воды, чей облик похож на змеиный. Лопон сказал: сон означает, что Гаруда побеждает духов воды, вызвавших наводнение. Услышав это объяснение, я приободрился и на следующий день вылетел в Рим, как и собирался. Это пример использования осознанных сновидений для практических целей, для принятия решений.

Возможно, все это звучит странно или невероятно, но истинная цель состоит в том, чтобы развить гибкость ума и сломать рамки, которые ее стесняют. Имея более гибкий ум, мы можем лучше воспринимать все, что возникает, не попадая под влияние ожиданий и желаний. Даже если мы все еще ограничены влечением и неприязнью, такая духовная практика окажется полезна для нашей повседневной жизни.

Если я действительно живу с пониманием, что нет ни смерти, ни того, кто умирает, то не стану искать толкование сна, как в том случае, когда сновидение оставило у меня тревожное чувство. Наше желание истолковать сон основано на надежде и страхе: мы хотим знать, чего избегать и чему способствовать, хотим достичь понимания, чтобы что-то изменить. Постигнув свою истинную природу, вы перестаете искать смысл, ибо кто будет вести этот поиск? Поскольку вы вышли за пределы надежды и страха, смысл сновидения утрачивает свою важность: вы просто переживаете во всей полноте все то, что проявляется в настоящий момент. И тогда никакой сон не может вызвать тревогу.

Йога сновидений охватывает всю нашу жизнь и применима ко всем многообразным измерениям нашего опыта. У кого-то может возникнуть ощущение противоречия между высочайшим философским воззрением и некоторыми наставлениями. С одной стороны, воззрение безгранично: в учениях, которые объясняют недвойственность, безусловную реальность, утверждается, что совершать нечего, что найти — значит потерять, что усилие только удаляет человека от его истинной природы. Но есть и такие практики и учения, которые имеют смысл только в рамках двойственности, в рамках надежды и страха. Ученикам дают наставления по толкованию снов, по умиротворению местных охранителей, по выполнению практик долгой жизни и велят прилежно практиковать и следить, чтобы ум был сосредоточен. Нам как бы говорят, что совершать нечего и в то же время необходимо усердно трудиться.

Порой недоумение в этом вопросе выливается в недоумение относительно практики. Встает вопрос: "Если абсолютная реальность пуста от различий и если освобождение следует искать в понимании этой пустотной природы, зачем тогда делать практики, имеющие целью относительный результат?" Ответ очень прост. Поскольку мы живем в двойственном, относительном мире, то и делаем практики, действенные для этого мира. В сансарной жизни существование дихотомии и полюсов имеет смысл: есть верное и неверное, лучшие и худшие способы действовать и думать, основанные на ценностях разных религий, духовных школ, философских систем, науки и культуры. Уважайте обстоятельства, которые вас окружают. Если живешь в сансаре, использование относительных практик и толкование сновидений могут оказаться очень полезными.

Мне было необходимо узнать толкование сна, потому что я боялся смерти. Важно, чтобы я понимал: моя потребность была основана на страхе, двойственности, а если я пребываю в недвойственном присутствии, страха нет и необходимость в толковании отпадает. Мы используем то, что полезно в той ситуации, в которой мы оказываемся. Если мы обитаем только в природе ума, в состоянии, где реальность по-настоящему пуста от различий, нам не нужно делать относительные практики. Тогда нет необходимости истолковывать сны, потому что нет необходимости менять ориентиры: нет эгоистического "я", которое нужно было бы переориентировать. Нам не нужно узнавать о будущем из сновидения, потому что у нас нет ни надежды, ни страха. Мы полностью присутствуем во всем, что возникает, не испытывая ни влечения, ни отвращения. Нам не нужно обращаться за смыслом к снам, потому что мы живем в истине.

В повседневной жизни мы делаем выбор и можем изменить ситуацию — вот почему мы осваиваем учения, вот зачем мы практикуем. По мере того, как растет наше понимание и умение жить, мы становимся более гибкими. Мы начинаем по-настоящему понимать то, чему нас учат: что такое осознанность, в чем заключается иллюзорность наших переживаний, как возникает страдание, какова наша истинная природа. Начиная понимать, что все, что бы мы ни делали, становится причиной страдания, мы можем предпочесть заняться чем-то другим. Мы устаем от ограниченных индивидуальностей и навязчивых склонностей, которые порождают столько необязательных страданий. Мы избавляемся от отрицательных эмоций, учимся не поддаваться отвлечениям и пребывать в чистом присутствии.

Так же обстоит дело и со сновидениями. В практике намечается продвижение. По мере развития практики обнаруживается, что есть и другой способ видеть сны. Так мы переходим к безусловным практикам сновидений, в которых сюжет и его толкование уже не важны. Мы больше работаем с причинами сновидений, чем с самими сновидениями.

Нет причин, которые мешали бы нам использовать йогу сновидений для достижения мирских целей. Некоторые практики направлены на относительные нужды и приводят к использованию сновидений для таких целей как прорицание, руководство, очищение нездоровых кармических и психологических наклонностей, целительство и т. д. Этот путь практичен и подходит для всех. Но несмотря на то, что цель йоги сновидений — принести нам пользу в относительном мире — хороша, это всего лишь временное использование снов. В конечном итоге мы хотим использовать сны, чтобы освободиться от всех относительных состояний, а не просто их улучшить.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Практика йоги сновидений

1 Видение, действие, сновидение, смерть

В "Материнской тантре" говорится: если у человека нет осознавания в видении, вряд ли его поведение будет осознанным. Если же у него нет осознавания в поведении, вряд ли он будет проявлять осознавание в сновидениях. А если у него нет осознавания в сновидениях, вряд ли будет осознанным его пребывание в бардо.

Что это значит? В данном случае под видением подразумевается не только то, что мы воспринимаем зрением, а все переживаемое в целом: все впечатления, ощущения, душевные и эмоциональные события и все, что кажется нам внешним миром. Видение — это то, что мы "видим" в переживании, наше переживание как таковое. Отсутствие осознавания в видении означает, что мы не способны увидеть подлинность того, что возникает в переживании и, напротив, становимся жертвами заблуждения двойственного ума, ошибочно принимая проекции и фантазии этого ума за реальность.

Если нам недостает осознавания подлинной ситуации, в которой мы живем, бывает трудно правильно реагировать на то, что происходит как во внешней жизни, так и во внутренней. Вместо этого мы реагируем в соответствии с кармическими привычками, проявляя влечение или неприязнь, и таким образом становимся добычей несчастий и иллюзорных надежд. Именно такое действие, основанное на отсутствии ясного понимания, имеют в виду, когда говорят об отсутствии осознавания в поведении. Результатом такого действия становится упрочение привязанности, ненависти и неведения и создание очередных неблагоприятных кармических следов.

Сновидения возникают из тех же кармических следов, которые управляют нашими переживаниями наяву. Если днем мы слишком отвлекаемся, чтобы суметь проникнуть за пелену фантазий и заблуждений движущегося ума, то, скорее всего, те же самые ограничения будут мешать нам и ночью. Это и значит "отсутствие осознавания в сновидениях". Картины сновидения, которые предстают перед нами, вызывают те же эмоции и двойственные реакции, в которых мы блуждаем наяву, и нам бывает трудно обрести осознавание или продолжать практику.

В бардо, промежуточное состояние после смерти, мы входим так же, как, засыпая, входим в сновидение. Если нашему переживанию сновидения недостает ясности, если оно содержит смутные эмоциональные состояния и привычные отклики, это значит, что в силу привычки мы будем переживать процесс умирания точно так же. Из-за двойственной реакции на образы, встреченные в промежуточном состоянии, мы попадем в дальнейшую кармическую зависимость и наше будущее рождение будет определяться теми кармическими наклонностями, которые мы развили в течение жизни. Это и есть "отсутствие осознавания в бардо".

Если же мы, напротив, постоянно вносим осознанность в миг непосредственного переживания, это качество скоро обнаружится во сне. Развивая присутствие в сновидении, мы готовим себя к смерти. Практика сновидений способствует такому развитию.

Для осуществления этого развития необходимо обрести некоторую устойчивость ума, чтобы сохранять большее осознавание в переживании, в "видении", и совершенствовать способность правильно реагировать. Поэтому первая практика — это пребывание в покое (шинэ), когда ум приучается сохранять неподвижность, сосредоточенность и бдительность.

Наполняя переживание большей осознанностью, мы сможем преодолеть привычные реакции, основанные на заблуждениях обычного ума. Четыре основополагающие практики увеличивают эту гибкость, приучая ум использовать каждый объект переживания яви как причину для развития осознанности и присутствия. Ослабляя хватку кармического реагирования, мы обретаем способность выбирать благое действие. Это и значит наполнить поведение опознаванием.

Осознавание, которому мы придали устойчивость, работая с переживаниями яви, и которое проявилось в нашем поведении, начинает естественно возникать и в сновидениях. В начальных практиках для того, чтобы подкрепить такое увеличение осознанности в сновидениях, используется понимание праны, чакр и ума. Эти практики выполняют перед сном и в три ночных периода бодрствования. Обретя осознанность, переходят к следующим практикам, которые выполняют непосредственно в сновидениях, чтобы развить гибкость ума, устранить ограничения и непонимание, привязывающие нас к сансаре.

Как осознанность и присутствие, которые мы развиваем наяву, привносятся в сновидения, так и осознанность и присутствие, которые мы развиваем в сновидениях, привносятся в смерть. Человек, полностью реализовавший йогу сновидений, после смерти готов войти в промежуточное состояние, обладая правильным воззрением и устойчивостью недвойственного присутствия, — качествами, необходимыми для того, чтобы обрести освобождение.

Такова последовательность: осознавание в первый миг переживания, в реакции, в сновидении, а затем и в смерти. Начать с конца невозможно. Вы сами можете решить, насколько зрелой является ваша практика: когда возникают те или иные образы переживания, понаблюдайте свои чувства и свои реакции на чувства. Управляют ли вами взаимодействия с объектами переживания или вы сами управляете ими? Вызывают ли у вас бурные эмоциональные реакции ваши привязанности и неприязни или вы способны сохранять устойчивое присутствие в самых разных ситуациях? Если вы склонны к первому, практика поможет вам развить присутствие, необходимое для освобождения от кармической зависимости и кармических реакций. Если же вы способны на второе, устойчивость вашего осознавания будет все больше увеличиваться, а ваши сновидения претерпят совершенно необычные изменения.

2 Пребывание в покое: шинэ

Чтобы практика сновидений развивалась успешно, йогин должен обрести достаточное присутствие, дабы не стать добычей ветров кармических эмоций и не заблудиться в сновидениях. По мере того, как ум обретает устойчивость, сновидения становятся менее отрывочными, более длинными, запоминающимися и осознанными. Жизнь наяву тоже налаживается, поскольку становится все легче находить защиту от стихии привычных эмоциональных реакций, которые отвлекают и причиняют страдания, и, напротив, развивать положительные качества, которые ведут к счастью и являются опорой духовного пути.

Все йогические и духовные дисциплины содержат те или иные практики, направленные на развитие сосредоточения и покоя ума. В тибетской традиции такая практика называется пребыванием в покое (шинэ). В развитии устойчивости различают три этапа: шинэ с усилием, естественное шинэ и абсолютное шинэ. Шинэ начинается с остановки ума на объекте, а когда сосредоточение станет достаточно сильным, переходят к остановке ума без объекта.

Начиная эту практику, сядьте в позу медитации, обладающую пятью качествами: ноги скрещены; руки опущены и сложены одна поверх другой ладонями вверх в мудре медитации; спина прямая, но не жесткая; голова слегка наклонена вперед, чтобы выпрямить шею; глаза открыты. Глаза не должны быть напряжены: не слишком широко открыты, но и не закрыты. Объект сосредоточения нужно поместить так, чтобы на него можно было смотреть прямо вперед, не поднимая и не опуская глаза. Во время практики старайтесь не шевелиться, даже не глотать и не мигать, целенаправленно удерживая ум на объекте. Не шевелитесь, даже если по щекам потекут слезы. Дышите естественно.

Обычно, выполняя практику с объектом, мы в качестве объекта сосредоточения используем тибетскую букву А. Эта буква имеет много символических значений, но здесь она используется просто как опора для развития внимания. Можно использовать и другие объекты: латинскую букву А, какое-то изображение, звук мантры, дыхание — практически, все, что угодно. Тем не менее, хорошо использовать нечто такое, что связано с учением, поскольку оно должно вас вдохновлять. Кроме того, практикуя, старайтесь не менять объекты, а каждый раз использовать один и тот же, потому что такое постоянство становится опорой практики. Предпочтительно также выбирать для сосредоточения внешний материальный объект, поскольку цель состоит в том, чтобы развить устойчивость при восприятии внешних объектов, а потом и объектов сновидения.


Поза медитации

Тибетская буква А

Если вы хотите использовать тибетскую букву А, можно написать ее на квадратике бумаги со стороной 2-3 сантиметра. По традиции эта буква изображается белой, в ореоле из пяти цветных концентрических кругов: в центре находится темно-синий круг, который является фоном для А, затем идут голубой, зеленый, красный, желтый и белый. Прикрепите бумажный квадратик к палке такой длины, чтобы, когда вы садитесь практиковать, буква находилась на уровне глаз, а палку приделайте к основанию, чтобы она стояла вертикально. Поставьте палку так, чтобы она находилась сантиметрах в пятидесяти от ваших глаз.

Во время этой практики могут возникать многочисленные знаки, свидетельствующие о ее развитии. По мере того как сосредоточение усиливается и периоды практики удлиняются, в теле возникают странные ощущения, а также наблюдается много необычных зрительных явлений. Вы можете обнаружить, что и ум тоже проделывает нечто странное! Все это в порядке вещей. Эти переживания — естественные спутники развития сосредоточения: они возникают вместе с успокоением ума, поэтому не стоит ни отвлекаться, ни тревожиться.

ШИНЭ С УСИЛИЕМ

Первый этап практики называется "шинэ с усилием", поскольку требует приложения усилий. Ум легко и быстро отвлекается, и может показаться, что невозможно сохранить сосредоточение на объекте даже минуту. Вначале полезно практиковать краткими периодами, перемежая их перерывами. Во время перерыва не позволяйте уму блуждать: почитайте мантру, поработайте с визуализацией или займитесь какой-то знакомой вам практикой, скажем, развитием сострадания. После перерыва вернитесь к практике сосредоточения. Если вы готовы заняться практикой, но у вас нет с собой объекта, который вы обычно используете, представьте, что у вас во лбу шар света, и сосредоточьтесь на нем. Эту практику следует выполнять один-два раза в день, а при наличии времени можно делать и чаще. Развитие сосредоточения можно сравнить с развитием мышц: упражнения нужно выполнять регулярно и часто. Чтобы стать сильнее, нужно себя превозмогать.

Удерживайте ум на объекте. Не следуйте за мыслями о прошлом или будущем. Не позволяйте вниманию уплывать на волнах фантазий, звуков, физических ощущений или других отвлекающих факторов. Оставайтесь в ощущении настоящего момента и, используя зрение, со всей силой и ясностью сосредоточьте ум на объекте. Не теряйте осознавание объекта ни на секунду. Дышите легко, потом еще легче, пока не перестанете ощущать свое дыхание. Постепенно позвольте себе все глубже погружаться в тишину и покой. Следите за тем, чтобы тело было расслабленным: выполняя сосредоточение, не напрягайтесь. Не позволяйте себе также впадать в ступор, апатию или транс.

Не думайте об объекте — пусть он просто присутствует в вашем осознавании. Это важное отличие, которое необходимо понимать. Размышление об объекте — не та сосредоточенность, которую мы стараемся развить. Главное — просто удерживать ум на объекте, на его восприятии; не отвлекаясь, сохранять осознавание присутствия объекта. Если же ум отвлекается, — а поначалу это будет происходить часто — мягко верните его к объекту и оставьте там.

ЕСТЕСТВЕННОЕ ШИНЭ

Развив устойчивость, мы переходим ко второму этапу практики, который называется естественное шинэ. На первом этапе мы достигали сосредоточения, непрерывно направляя внимание на объект и добиваясь власти над непокорным умом. На втором этапе ум погружен в созерцание объекта, поэтому больше не нужно прилагать усилия, чтобы удерживать его неподвижным. Развивается спокойная и приятная безмятежность, при которой ум пребывает в неподвижности, а возникающие мысли не отвлекают его от объекта. Элементы тела пребывают в согласии, а прана течет спокойно и равномерно.

Отказавшись от материального объекта, просто сосредоточьте внимание на пространстве. Хорошо смотреть в бескрайнее пространство, например, в небо, но эту практику можно выполнять даже в маленькой комнате, сосредоточившись на пространстве, отделяющем вас от стены. Сохраняйте устойчивость и спокойствие. Тело остается расслабленным. Не нужно сосредоточиваться на какой-то воображаемой точке — пусть ум, сохраняя бдительное присутствие, рассеется в пространстве. Это называется "растворение ума в пространстве" или "слияние ума с пространством". Оно подводит к устойчивому состоянию покоя и третьему этапу практики шинэ.

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ШИНЭ

Если на втором этапе слияние с объектом дается не очень легко, на третьем этапе ум безмятежен и в то же время легок, расслаблен и податлив. Мысли возникают и исчезают сами собой, без всяких усилий. Ум нераздельно слит с собственным движением.

В традиции Дзогчен именно на этой стадии учитель обычно вводит ученика в естественное состояние ума. Ученик освоил состояние шинэ, поэтому учитель может напомнить ученику то состояние, которое он уже пережил, а не описывать какое-то новое состояние, которого необходимо достичь. Объяснение, которое называют "указующим" наставлением, служит, чтобы подвести ученика к пониманию того, что уже есть, к умению отличать движущийся, оперирующий понятиями, мыслящий ум от природы ума, то есть чистого недвойственного осознавания. Это заключительный этап практики шинэ, пребывание в недвойственном присутствии, в состоянии ригпа как таковом.

ПРЕПЯТСТВИЯ

Продвижению в практике шинэ мешают три препятствия: возбужденность, сонливость и вялость.

Возбужденность

Возбужденность заставляет ум неустанно перескакивать с одной мысли на другую и тем самым затрудняет сосредоточение. Чтобы этого не допустить, перед практикой следует успокоиться, поэтому воздержитесь от излишней физической или умственной деятельности. Расслабить тело и успокоить ум помогают медленные потягивания. Сев в позу, сделайте несколько медленных и глубоких вдохов и выдохов. Начиная практику, всегда сразу сосредоточивайте ум, чтобы не допустить развития привычки, когда вы сидите в позе медитации, а ум блуждает.

Сонливость

Второе препятствие — сонливость или дремота. Оно проникает в ум как туман, тяжесть и оцепенение, притупляющие осознавание. Если это происходит, постарайтесь усилить сосредоточение ума на объекте, чтобы развеять сонливость. Вы можете обнаружить, что на самом деле сонливость — это движение ума, которое можно остановить, если сильно сосредоточиться. Если это не поможет, сделайте перерыв, потянитесь и, может быть, сделайте какую-нибудь практику стоя.

Вялость

Третье препятствие — вялость. Столкнувшись с ним, вы можете почувствовать, что ум ваш спокоен, но слаб и пассивен, и это лишает сосредоточение силы. Важно научиться узнавать это состояние. Ему может сопутствовать приятное расслабленное ощущение, но, если вы примете его за правильную медитацию, можно потратить впустую годы, развивая его, и не получить никаких ощутимых изменений в качестве сознания. Если ваше сосредоточение утратило силу и практика стала вялой, нужно вернуться к подтянутой позе и пробудить ум. Усильте внимание и следите за устойчивостью присутствия. Относитесь к практике как к драгоценности — ведь так оно и есть, — как к пути, который приведет вас к обретению высочайшей реализации, — ведь так оно и будет. Укрепите свое намерение, и бодрость ума окрепнет сама собой.

Практику шинэ следует выполнять ежедневно, пока ум не обретет покой и устойчивость. Это не только предварительная практика: она может принести пользу в любой момент жизни; даже очень опытные йогины практикуют шинэ. Обретенная благодаря шинэ устойчивость ума — основа йоги сновидений и всех практик медитации. Когда устойчивость в спокойном присутствии сильна и непоколебима, можно развивать такую же устойчивость во всех жизненных ситуациях. Если есть устойчивость, всегда можно обрести присутствие, и нас уже не унесут мысли и эмоции. Тогда, несмотря на то, что во сне кармические следы продолжают порождать образы сновидений, мы сохраняем осознанность. Это открывает дорогу к дальнейшим практикам йоги сна и йоги сновидений.

3 Четыре основополагающие практики

В йоге сновидений существуют четыре основополагающие практики. Хотя их традиционное название — "четыре подготовки", это не значит, что они менее важны и "настоящая" практика впереди. Они являются подготовительными в том смысле, что закладывают основу, на которой зиждется успех главной практики.

Йога сновидений основана на том, как мы используем ум во время бодрствования, и именно на это направлены основополагающие практики. То, как используется ум, определяет характер сновидений, которые возникают во время сна, а также качество жизни наяву. Измените свое отношение к предметам и людям, окружающим вас наяву, и ваше восприятие сновидений тоже изменится. В конце концов, "вы" — тот, кто проживает сновидение жизни наяву, — это тот же, кто проживает сновидение жизни во сне. Если днем вы рассеянны и погружены в построения рассудочного ума, очевидно, и в сновидениях вы будете вести себя точно так же. А если наяву вы обладаете некоторым присутствием, оно останется с вами и в сновидениях.

ПЕРВАЯ ПРАКТИКА: ИЗМЕНЕНИЕ КАРМИЧЕСКИХ СЛЕДОВ

Один из вариантов первой основополагающей практики довольно хорошо известен на Западе, потому что исследователи сновидений и другие люди, которые интересуются этой темой, обнаружили, что она способствует возникновении осознанных сновидений. Вот в чем она состоит: на протяжении дня старайтесь осознавать, что жизнь подобна сновидению, пока такое же осознавание не начнет проявляться во сне.

Проснувшись утром, подумайте: "Я бодрствую во сне". Входя на кухню, осознавайте, что эта кухня вам снится. Налейте приснившееся молоко в приснившийся кофе. "Все это сон, — думаете вы, — всего лишь сон". Постоянно напоминайте себе об этом на протяжении всего дня.

При этом упор следует делать на себе, сновидце, а не на объектах своих переживаний. Постоянно напоминайте себе, что видите свои переживания во сне: гнев, который вы ощущаете, счастье, усталость, тревога — все это составляющие сновидения. Дуб, которым вы любуетесь, машина, которую ведете, человек, с которым разговариваете — все это составляющие сновидения. Так в уме формируется новая склонность: воспринимать переживания как нечто незначительное, преходящее, неразрывно связанное с проекциями ума. Если переживания кажутся несущественными и мимолетными, влечение ослабевает. Каждое чувственное впечатление и душевное событие становится напоминанием о том, что природа переживания подобна сновидению. В конце концов такое понимание возникнет и во сне и приведет к пониманию, что сон — это сон, и к развитию осознанности во сне.

Утверждение, что все есть сновидение, можно понимать двояко. Первый способ — видеть в нем метод, позволяющий изменять кармические следы. Эта практика, как и любая другая, помогает изменить мировосприятие. Измените привычные и в большинстве своем бессознательные реакции на явления, и качества жизни и сновидений тоже изменятся. Когда мы думаем, что наше переживание — "только сон", оно становится для нас менее "реальным". Оно теряет над нами власть, которую имело только потому, что мы сами ее отдали, и больше не может нас донимать, вгоняя в отрицательные эмоциональные состояния. Теперь мы начинаем подходить ко всем переживаниям более спокойно, с большей ясностью и даже с более высокой оценкой. В этом смысле практика оказывает психологическое воздействие, меняя смысл, который мы придавали тому, что выходит за пределы смысла, опирающегося на умозрительные понятия. Если по-другому подойти к переживанию, наша реакция на него становится иной, и это изменяет кармические следы действий и сам источник сновидений.

Второй способ понимания этой практики — осознать, что жизнь наяву есть, в сущности, то же самое, что и сновидение, что цельность обычного переживания соткана из проекций ума, что весь смысл, все, что мы переживаем, обусловлено влиянием кармы. Здесь речь идет о тонкой и вездесущей деятельности кармы, о бесконечном круговороте причин и следствий, который создает настоящее из следов прошлого, плетя из результатов всех действий сплошную сеть зависимости. Это один из способов сформулировать понимание того, что все явления пусты и кажущаяся индивидуальная природа предметов и существ — только иллюзия. Наяву, как и во сне, нигде не сыщешь ни единой настоящей "вещи" — все лишь мимолетные, невещественные проявления, возникающие и самоосвобождающиеся в пустой и ясной природе бытия. Полностью осознав истину утверждения: "Это сон", мы освобождаемся от привычных ошибочных представлений, а значит, от ограниченной жизни в сансаре, где фантазию принимают за действительность. Когда наступит такое понимание, мы непременно будем пребывать в присутствии, поскольку тогда можно с уверенностью сказать: больше пребывать негде. Чтобы сновидение постоянно соп


Закрыть ... [X]

Автоматическое выключение компьютера, как выполнить Красота это ассоциация

Как отбелит кожу от пигментных пятен Как отбелит кожу от пигментных пятен Как отбелит кожу от пигментных пятен Как отбелит кожу от пигментных пятен Как отбелит кожу от пигментных пятен Как отбелит кожу от пигментных пятен Как отбелит кожу от пигментных пятен