Аристотель от отношения с отношение материи

С критикой учения Платона в IV веке выступил Аристотель (384—322 гг. до н. э.) — величайший мыслитель древности, идеолог среднего слоя рабовладельцев, боровшегося за демократическую форму политического господства. Философское образование Аристотель получил в Афинах, в школе Платона (Академии). Впоследствии он основал в Афинах свою философскую школу (Ликей).

Сочинения Аристотеля имеют энциклопедический характер. В них получили оформление и отношения дальнейшую разработку все отрасли знаний, которыми располагал древний мир. Период появления сочинений Аристотеля можно считать началом выделения философии из единой, нерасчлененной науки древнего мира и превращения ее в особую, самостоятельную науку, исследующую вопросы о сущности мира, о соотношении бытия и сознания. К главным философским произведениям Аристотеля относятся «Метафизика», «О душе», «Аналитики» и «Категории».

Характерной чертой Аристотеля как философа являются колебания между материализмом и идеализмом. С одной стороны, он признавал существование бога как первичной по отношению к природе духовной творческой силы, а с другой — критиковал учение Платона об идеях как первопричине чувственных вещей. Многие философские вопросы Аристотель истолковывал то с идеалистических, то с материалистических позиций.

Аристотель признавал существование материального мира, природы как бесконечной совокупности чувственно воспринимаемых вещей и явлений. Но в отличие от последовательных материалистов, считающих понятие природы и понятие материи тождественными, Аристотель проводил между этими понятиями существенное различие. Понятие материи, с точки зрения Аристотеля, по содержанию уже понятия природы. Природа, согласно его учению,— это совокупность вещей и явлений, представляющих собой конкретные виды органического единства материи и формы. Материей же Аристотель считал не конкретные вещи и явления природы, а лишь их субстрат, основу, из которой они образуются. Материя, по Аристотелю, представляет собой то вечное, из чего возникают вещи. Сама по себе материя лишена всякой определенности, каких бы то ни было свойств, которые характерны для образовавшихся из нее индивидуальных чувственно воспринимаемых вещей.

Вечно существующая первоматерия, учил Аристотель, не является бытием, действительностью, а представляет собой лишь возможность бытия. Действительностью материя становится лишь тогда, когда она оформляется, то есть проявляется в виде разнообразных конкретных вещей. Материя превращается из возможности в действительность, становится конкретной определенностью, той или иной вещью лишь благодаря деятельности формы. Каждая вещь, по Аристотелю, обязана своим существованием лишь форме и представляет собой единство материи и формы. Любая конкретная вещь, например медная статуя, есть единое целое, состоящее из материи, в данном случае из меди, и из формы, то есть определенных очертаний образа. Материя — медь — из возможности вещи становится действительностью, медной статуей, только благодаря форме как активной, деятельной стороне. Материя — начало пассивное, форма же — начало активное, творческое. Из материи и формы как двух противоположных начал возникают, согласно учению Аристотеля, все тела природы.

Аристотель о материи

Во взглядах Аристотеля на проблему материи и формы имеются исторически ценные элементы материализма и диалектики, заключающиеся главным образом в его признании объективного существования вещей природы и в характеристике их как конкретных воплощений единства материи и формы, как результатов непрерывного, вечного процесса движения природы. Однако типичные для Аристотеля колебания между материализмом и идеализмом, диалектикой и метафизикой и то, что он, в конечном счете, склонялся к идеализму, наглядно проявилось и при освещении им вопроса о материи и форме.

Аристотель не дошел до понимания природы как движущейся материи, представляющей собой неразрывное единство содержания и формы при решающей роли содержания, то есть не дошел до уяснения подлинной диалектики формы и содержания. Допустив существование бесформенной материи лишь как возможности, приписав форме решающую, определяющую роль в превращении материи из возможности в действительность, Аристотель пошел по пути идеализма, начал доказывать, что форма является не только творческим, определяющим по отношению к материи началом, но и предшествует материи во времени. В конечном итоге он стал говорить о душе как предшествующей телу форме и о существовании формы всех форм — бога как вечного двигателя природы.

Колебания Аристотеля между материализмом и идеализмом с еще большей наглядностью проявились в решении им вопроса о сознании (душе), материи (теле) и их соотношении. Аристотель критиковал откровенно идеалистические утверждения Платона о вечности, бессмертии души. Он считал также несостоятельными утверждения о всеобщей одушевленности Вселенной и неоднократно высказывал мысль о том, что душой обладают лишь живые существа. При этом Аристотель обращал внимание на непосредственную связь духовных, психических, и материальных, телесных, явлений и указывал на примат телесных процессов над психическими, на зависимость сознания от состояния тела человека. Материалистическая трактовка вопроса о соотношении материи и сознания, тела и души, нашла у Аристотеля выражение и в его утверждении о том, что с прекращением существования того или иного живого создания исчезает и его душа.

Однако подобные наивно-материалистические, по существу правильные, положения сопровождались у Аристотеля и типично идеалистическими утверждениями и выводами. Идеализм Аристотеля в истолковании вопроса о душе и теле, о духовном и материальном, получил свое выражение в характеристике им души как формы, обусловливающей возникновение и существование живых существ. Аристотель видел в душе действующее, активное начало, считал душу сущностью живых тел, причиной их возникновения и источником их движения.

Гносеология Аристотеля

Эклектизм, колебания между материализмом и идеализмом характерны для Аристотеля и при рассмотрении им вопросов гносеологии. Разрабатывая свою теорию познания, он исходил из материалистических положений о первичности предметов и явлений внешнего мира и вторичности знаний человека, заявлял, что познаваемое существует ранее, чем знания о нем. Приобретаемые нами знания, говорил Аристотель, всегда являются знаниями об уже существующих предметах и их свойствах. Если познаваемые предметы и явления перестанут существовать, то не будет и знания о них. В то же время, утверждал Аристотель, отсутствие знания о существующих объектах еще не может служить основанием для заключения об их небытии. Если познающие живые существа, говорил он, будут упразднены, то, конечно, не будет никакого знания, однако объекты познания, предметы и явления внешнего мира сохранят свое бытие.

Познание человека, по Аристотелю, начинается с ощущений, с чувственных восприятий, вызываемых внешними предметами и явлениями, которые предшествуют чувственным восприятиям так же, как движущее всегда предшествует движимому. Воспринимаемое первично, оно существует раньше, чем восприятие, и обусловливает последнее. Для того чтобы возникло восприятие, необходимо, согласно Аристотелю, наличие его объективного источника — соответствующего предмета или явления внешнего мира. Человек не может произвольно вызвать то или иное ощущение, восприятие, ибо они всегда представляют собой результат внешних воздействий. Способность ощущать Аристотель считал свойством живых существ, их органов чувств. Ощущения, учил он, возникают в живом существе в результате внешнего побуждения. Чем богаче и разностороннее особенности и свойства бытия, внешнего мира, тем полнее и многообразнее ощущения человека. Аристотель говорил о таких основных видах ощущений, как осязательные, вкусовые, обонятельные, слуховые и зрительные. Эти ощущения он считал достоверными, правильно показывающими качественные особенности и свойства воспринимаемых единичных предметов и явлений.

В своем обосновании роли ощущений и восприятий в познании Аристотель выступал как эмпирик, но эмпирик не ограниченный, а мыслящий. Кроме ощущений и восприятий, он исследовал уже такие формы познания, как представление и понятие, не игнорировал роли абстрактного мышления в процессе познания. Указывая на достоверность показаний органов чувств, Аристотель считал, что ошибки человека в характеристике предметов и явлений внешнего мира связаны не с восприятием, а с абстрактным мышлением, с процессом образования понятий, суждений и умозаключений.

Аристотель обращал внимание на то, что чувственное восприятие является лишь началом познания, поскольку здесь человек познает только единичные, индивидуальные предметы и явления. Познание же общего в них, то есть подлинно научное знание, утверждал он, может быть достигнуто лишь с помощью абстрактного мышления. Подобная правильная постановка вопроса о чувственном и рациональном моментах процесса познания не получила, однако, у Аристотеля материалистического обоснования и оказалась для него камнем преткновения. Решая этот вопрос, Аристотель пошел по пути идеализма и метафизики, оторвал познание общего от познания отдельного, абстрактное мышление от его источника — показаний органов чувств.

Чувственному познанию, имеющему свой источник во внешнем мире, он метафизически противопоставил разумное познание, увидев источник последнего целиком в разуме как некоей абсолютно самостоятельной, чистой форме форм. Аристотель стал доказывать, что познание общего, являясь подлинно истинным познанием, есть познание понятий как «бестелесных форм». Это познание, по его мнению, ограничено чисто идеальной, духовной сферой, в которой мыслящее и мыслимое, познающее и познаваемое, в конце концов, суть одно и то же. Общее как объект истинного знания, по Аристотелю, абсолютно самостоятельно, не имеет никакой связи с вещами внешнего мира и находится в самой душе в качестве субстанции. Поэтому Аристотель стал утверждать, что если ощущения и восприятия человека зависят от ощущаемого внешнего объекта, то его мысли зависят только от него самого. Следовательно, мыслить, говорил Аристотель, может всякий, если он хочет.

Таким образом, и в теории познания колебания Аристотеля между материализмом и идеализмом завершились идеалистической трактовкой сущности познания. Особенно большую историческую ценность представляют труды Аристотеля по вопросам логики как науки о законах и формах мышления. Человеческое мышление стало объектом специального изучения уже в начале первого тысячелетия до н.э. Отдельные проблемы логики задолго до Аристотеля разрабатывались в трудах индийских, китайских и древнегреческих философов. Однако лишь в сочинениях Аристотеля логика приобрела необходимые для науки цельность и стройность. В том виде, какой ей придал Аристотель, она в основном дошла и до нашего времени. Он является, таким образом, родоначальником ныне существующей формальной логики.

В условиях древнего мира Аристотель дал наиболее глубокое и систематическое исследование основных форм, в которых протекает мышление человека: понятий, суждений и умозаключений (силлогизмов). Ему принадлежит также выявление таких основных законов мышления, как закон тождества, закон противоречия, закон исключенного третьего.

Философские категории в разработке Аристотеля

Наряду с исследованием законов и форм мышления Аристотель сделал также предметом специального систематического изучения философские категории — основные наиболее общие понятия о формах и отношениях бытия. Он выделил и проанализировал десять категорий: сущность, качество, количество, отношение, место, время, положение, обладание, действие, страдание. Однако, формально ограничив число категорий этими десятью, Аристотель в своих сочинениях в той или иной мере затрагивал почти все категории, которыми оперируют современная логика и философия.

Из перечисленных десяти категорий наибольшую историческую ценность представляет разработка Аристотелем категорий сущности, качества, количества, отношения, места (пространства) и времени. В числе других категорий, не входящих в перечень Аристотеля, но фактически исследуемых в его сочинениях и представляющих интерес для современности, следует отметить такие категории, как возможность, действительность, причинность, необходимость, случайность, форма.

Случайность, например, Аристотель не относил к разряду категорий, но дал такую характеристику и определение случайности, которые сохраняют свое значение и в наши дни. Случай, по Аристотелю, есть порожденное дополнительной причиной, побочное по отношению к основному предмету и событию явление. Если, говорил Аристотель, строитель дома оказывается в то же время и флейтистом, то это случайность, ибо строитель мог и не быть флейтистом.

«Случайно (акцидентально) присущим называется то, — указывал он, — что находится в вещи и может быть правильно сказано <про нее>, но <не принадлежит ей> ни по необходимости, ни в преобладающем большинстве случаев, как, например, если кто, роя яму для растения, нашел клад. Это, конечно, случайно получилось для того, кто рыл яму, — что он нашел клад: ибо не с необходимостью следует второе из первого или после первого, и не в преобладающем большинстве случаев <это бывает, что> человек, роя яму, находит клад»

Особенно ценным в учении Аристотеля о категориях является его стремление не только раскрыть содержание категорий, описать и классифицировать их, но и рассматривать категории в движении, в связи и взаимозависимости. Однако эти попытки диалектического рассмотрения категорий не получили у Аристотеля должной реализации, свелись лишь к отдельным диалектическим высказываниям о категориях, к гениальным догадкам об их диалектической сущности.

Свойственные Аристотелю колебания между материализмом и идеализмом проявились и в его характеристике категорий. Раскрывая сущность категорий, он рассматривал их то как наиболее общие понятия, отражающие формы и отношения различных сторон бытия, то есть материалистически, то как наиболее общие понятия, представляющие собой роды и формы самого бытия, то есть идеалистически.

Диалектика Аристотеля

Аристотель дал наиболее детальное в древнем мире исследование отдельных черт диалектики. Аристотель признавал вечность движения в природе и говорил, что движение всегда было и будет во всякое время. При этом он утверждал, что движение не существует помимо вещей, а составляет их неотъемлемую сущность. В его сочинениях встречаются отдельные высказывания о самопроизвольном изменении индивидуальных конкретных вещей и явлений, об их переходах из одного качественного состояния в другое.

Значительные элементы диалектики имеются и в учении Аристотеля о материи и форме, где он, подчеркивая их единство в индивидуальных конкретных вещах и явлениях, указывал на относительность материи и формы и на их переходы в процессе становления индивидуальных вещей. По Аристотелю, дерево, например, будучи формой по отношению к земле, по отношению к делаемому из него столу выступает уже в роли материи. Элементы диалектики содержатся и в обосновании Аристотелем взаимосвязи материи и формы как возможности и действительности, в трактовке им движения как процесса перехода возможности в действительность. Подход к диалектике в трактовке Аристотелем проблемы материи и формы состоит также и в том, что, разрабатывая вопрос о соотношении формы и материи, он по существу поставил проблему таких категорий диалектики, как форма и содержание, и дал много ценных мыслей, облегчивших разработку этих категорий в трудах философов нового времени.

Диалектическим моментом в учении Аристотеля является и то, что он в ряде случаев обращал внимание на единство таких противоположных процессов природы, как движение и покой, возникновение и уничтожение, рост и качественное изменение. Но несмотря на диалектическую постановку многих вопросов, Аристотель часто не давал их верного решения, шел по пути отрыва фиксируемых противоположностей друг от друга и их эклектического сочетания, путался в вопросах о соотношении общего и отдельного, сущности и явления, понятия и ощущения.

Дав более детальное по сравнению со своими предшественниками диалектическое рассмотрение отдельных сторон бытия и познания, Аристотель, однако, разделил в разработке диалектики судьбу всех философов древнего мира, которые, вплотную подошли к диалектике, но не сладили с ней. Деятельность древних философов, стихийных диалектиков, в том числе и Аристотеля, в разработке диалектики свелась к отдельным, более или менее общим, не связанным между собой в систему диалектическим высказываниям.

Теория государства Аристотеля

Кроме исследования общефилософских проблем Аристотель много занимался также разработкой социологических вопросов. Как идеолог класса рабовладельцев он сделал попытку дать развернутое обоснование вечности рабовладельческого строя, создал идеалистическую теорию рабовладельческого государства.

Человек, учил Аристотель, состоит из души — властвующего начала и тела — подчиненного начала. С момента рождения люди различаются, говорил он, соотношением этих начал таким образом, что одни из них как бы предназначены к властвованию, другие же — к подчинению. Аристотель считал отношения между рабовладельцами и рабами естественными и вечными, предопределенными природным соотношением в людях духовного и телесного начал, их физической организацией.

«Природа устроила так, — писал он, — что и физическая организация свободных людей отлична от физической организации рабов: у последних тело мощное, пригодное для выполнения необходимых физических трудов, свободные же люди держатся прямо и неспособны для выполнения подобного рода работ; зато они пригодны для политической жизни…»

Разрабатывая теорию государства, Аристотель выступил как ярко выраженный идеолог среднего слоя рабовладельцев. В каждом государстве как общении свободных людей встречаются, говорил он, люди очень зажиточные, крайне неимущие и стоящие в середине между теми и другими. Наилучший государственный строй будет, согласно теории Аристотеля, в том обществе, которое состоит преимущественно из людей, владеющих собственностью средней величины, и во главе которого стоит средний слой рабовладельцев. Верховная власть в государстве, учил Аристотель, может быть в руках или одного, или немногих, или большинства. В соответствии с этим он различал три правильные формы государства рабовладельческой диктатуры: монархию как власть одного, аристократию как власть немногих и демократию как власть большинства. При этом сам Аристотель был сторонником демократии.

А.Д.Макаров


Закрыть ... [X]

Форма и материя : По Аристотелю, для нашего понятия и познания единичное Как сшить штаны для мальчика с выкройкой

Аристотель от отношения с отношение материи Аристотель от отношения с отношение материи Аристотель от отношения с отношение материи Аристотель от отношения с отношение материи Аристотель от отношения с отношение материи Аристотель от отношения с отношение материи